Аддикция: когда без помощи не обойтись - Yaboltushka.ru

Аддикция: когда без помощи не обойтись

Аддиктивное поведение

Сейчас даже у людей, незнакомых с психологией, популярны термины “зависимость” и “аддикция”. Под ними понимают вредные и разрушительные привычки. Не каждая зависимость является аддикцией, а только та, которая приводит к разрушению организма и личности. Например, больной человек часто находится в зависимости от приема лекарственных препаратов, но аддикцией это не является. Алкоголики и наркоманы зависят от химических веществ и их поведение является аддиктивным. В психологии существует целая отрасль аддиктология, развившаяся в XX веке. Она занята изучением причин появления термина «аддиктивное поведение», способов его коррекции и профилактики.

Что такое аддикция, аддиктивное поведение

Аддикция – это внутренняя необходимость повторять какие-либо действия, которую человек не может контролировать. Термин используется по отношению к химическим и психологическим зависимостям. Аддикциями являются игромания, шопоголизм, алкоголизм, интернет-зависимость, психогенное переедание и т.д.

Аддиктивное поведение приводит к уходу от реальности. Психическое состояние искусственно меняется с помощью приема психотропных веществ или переноса фокуса внимания на определенную деятельность, приносящую сильные эмоции.

Аддиктивное поведение обычно вызывается воздействиями окружающей среды. Есть и биологические механизмы, запускающее его. Такие факторы как генетика, врожденные и приобретенные психические расстройства, особенности ДНК исследователями не исключаются. Они могут присутствовать и активизироваться при появлении внешних факторов.

Аддиктивное поведение развивается незаметно. Сперва это отдельные поступки, приводящие к удовлетворению потребности. Из-за получения положительного подкрепления они становятся все чаще, затем переходят в тип поведения, который человек не может изменить, применяя волевые усилия. Скорость развития аддиктивного поведения зависит от характера принимаемого вещества, личных характеристик, возраста и пола. Тяжелые формы аддиктивного поведения приводят к инвалидности и ранней смерти, но зависимого это не останавливает. Даже когда речь не идет о смертельном исходе, как в случае алкоголизма и наркомании, аддиктивное поведение приводит к изменениям личности и социальной изоляции.

Виды и этапы развития аддиктивного поведения

Специалисты выделяют следующие виды зависимостей:

  • химические (курение, наркомания, токсикомания, алкоголизм);
  • нехимические (зависимости от компьютера, интернета, игр, секса);
  • нарушения пищевого поведения (голодание или обжорство);
  • патологическая увлеченность чем либо (сектантство, трудоголизм, шопоголизм, фанатизм).

Особенно беззащитны перед аддикциями подростки и школьники старших классов. Их личности еще не сформировалось, организм не окреп. Специалистам уже известные факторы, провоцирующие формирование аддиктивного поведения у подростков и молодежи:

  • демонстрация превосходства, когда в реальности имеется комплекс неполноценности;
  • избегание ответственности, обвинение окружающих в собственных проблемах;
  • высокая тревожность;
  • неблагоприятная социальная среда;
  • неспособность переносить дискомфорт в отношениях или психический дискомфорт;
  • незрелость личности;
  • невозможность адаптироваться к школе;
  • желание выделиться;
  • азартность, импульсивное поведение;
  • одиночество;
  • чувство беззащитности;
  • трудности с самовыражением;
  • эмоциональная ограниченность.

Зависимое поведение развивается поэтапно. Вначале человек знакомится с веществом – зачастую его навязывает компания, окружение. Индивид испытывает групповое давление. Чем меньше возраст, тем больше вероятность того, что аддикция появится под влиянием окружения и затем окрепнет и развернется.

Для большинства людей первоначальные опыты не приводят к последствиям. Но для некоторых наступает второй этап – они начинают сами искать вещества и употреблять их для изменения сознания или из чувства принадлежности к значимой группе. Обычно это происходит в возрасте старше 15 лет.

На третьем этапе аддиктивное поведение переходит в болезнь. Аддикты нарушают закон, воруют, грабят, могут покончить с собой. Ими движут отчаяния, чувство изолированности от мира, одиночества. Характерны перепады настроения – агрессия сменяется подавленностью.

Отличительная особенность аддиктивного поведения – невозможность справиться с зависимостью самостоятельно. Потребуется помощь специалиста, который определит причины появления аддикции и выберет эффективную форму терапии. Часто наряду с медикаментозной поддержкой требуется работа в группах взаимопомощи. Параллельно с ними существуют группы взаимопомощи созависимых, жизнь которых пострадала из-за аддиктивного поведения родственников и друзей.

Аддикция: когда без помощи не обойтись

Люди на автомате проверяют почту по сто раз в день, отвлекаются на разнообразные приложения, отслеживают количество лайков в фейсбуке — и тратят время впустую. Прокручивают в голове деструктивные мысли — и вгоняют себя в депрессию. Не могут устоять перед куском торта, сигаретой или бокалом вина — и уничтожают свое здоровье. Мы сами не замечаем, как плохие привычки (от пристрастия к социальным сетям до любовной зависимости) разрушают нашу жизнь.

Какими бы ни были ваши демоны, они делают вас несчастными. Потакая своим сиюминутным желаниям, вы получаете мимолетное удовлетворение, но в то же время все глубже погружаетесь в пучину стресса и душевной дисгармонии.

Формирование зависимости

Существует древний механизм обучения, одинаковый для бесчисленного количества биологических видов. Вот как он работает. Вы видите привлекательную пищу, мозг сигнализирует: «Внимание: калории! От них зависит твое выживание!» Вы едите. Если вкус вам нравится, организм дает мозгу сигнал: «Запомни, что ты ешь и где ты это нашел». Процесс фиксируется в памяти, и вы учитесь воспроизводить его снова и снова.

Люди, как и простейшие организмы, запрограммированы двигаться по направлению к тому, что кажется привлекательным и приятным. Нашим предкам этот механизм помогал выживать, но нам с вами он доставляет множество проблем.

Мы хотим испытать удовольствие, снизить уровень напряжения или, например, почувствовать себя значимыми — и мир предлагает: «Съешь шоколадное мороженое. Посмотри еще один эпизод любимого сериала. Выкури сигарету. Выложи фотографию в Instagram». Нам остается лишь реагировать на эти сигналы и получать свою награду. Но удовлетворение длится недолго и очень быстро сменяется беспокойством. Мозг практически в режиме нон-стоп напоминает, что цикл нужно повторить. При этом с каждым разом зависимость становится все сильнее.


Мы принимаем приятное возбуждение за счастье, но на самом деле теряем покой в погоне за удовольствиями. Источник

Проблема не только в том, что некоторые действия (переедание, курение, прокрастинация и так далее) наносят прямой ущерб здоровью, работе и отношениям с близкими. Само состояние, когда вы чувствуете, что вам чего-то не хватает, — это фактор стресса. Зависимость заставляет вас испытывать напряжение постоянно.

Чтобы избавиться от ощущения пустоты, мы идем на поводу у своих желаний, но еще больше расчесываем рану. А нужно всего лишь оставить ее в покое и подождать, когда она затянется.

Первый шаг к исцелению — осознать истинную природу своих желаний и незашоренными глазами увидеть, к чему они нас приводят. Давайте разберем несколько примеров и посмотрим, какое «вознаграждение» мы получаем от наших зависимостей на самом деле.

Пристрастие к соцсетям

Многие из нас привыкли делать селфи и выкладывать свои фотографии в социальные сети. Это одна из самых распространенных зависимостей в современном мире. Вы когда-нибудь задумывались, чем она вызвана? Все просто: мы хотим получить одобрение других людей и ощутить собственную значимость в сообществе (в мире животных уважение сородичей повышает шансы на выживание и передачу ДНК, так что все по-прежнему объясняется примитивными инстинктами).

Что же мы получаем в действительности? Вот вы идете по берегу моря, но не наслаждаетесь шумом волн, свежим дуновением ветра и мягким песком под ногами, а целый час фотографируете себя в разных позах. Или сидите на семейном ужине, но присутствуете там лишь физически. Вам некогда общаться с родственниками, ведь вы заняты важным делом: проверяете, сколько лайков френды поставили за ваше последнее селфи.


Селфи-зависимость — болезнь 21 века. Источник

«Почесав» свое эго один раз и получив удовольствие, вы вновь и вновь обращаетесь к этому источнику утешения. Зачем разбираться с причинами скуки, беспокойства или грусти, если можно просто сделать очередную фотографию, выложить ее в соцсеть и мгновенно поднять себе настроение? Но вы не решаете проблему, а только усугубляете ее.

Как показали исследования, у людей, зависимых от виртуального взаимодействия, появляются серьезные проблемы с контролем эмоций и поведения. А вот самое интересное: у них снижается ощущение собственной значимости и возникает чувство изолированности от общества.

Еще один неприятный эффект заключается в том, что пользователи соцсетей начинают испытывать глубокую неудовлетворенность собственной жизнью. С целью самопрезентации люди тщательно отбирают и ретушируют фотографии, выкладывают только лучшие снимки из отпусков и создают некую идеальную картинку. Мы поступаем точно так же, но, просматривая чужие профили, забываем об этом и спрашиваем себя: «Почему у меня не так?» Стресс нарастает, появляются симптомы депрессии. И что же мы делаем? Продолжаем «буксовать» в петле привычки, ухудшая свое состояние.

Отвлекающие факторы

Вы пытаетесь сосредоточиться на работе, но внезапно отвлекаетесь (на сообщение в Skype, пуш-уведомление с любимого информационного ресурса или, к примеру, на приятные мысли о будущей поездке) — и «зависаете» на несколько часов. Знакомая ситуация? Мы видим то, что сулит нам удовольствие, и поддаемся первому импульсу.

В это время копятся важные задачи, которые все меньше хочется выполнять. Беспокойство и чувство вины нарастают. Чтобы справиться с дискомфортом, мы вновь переключаемся на что-нибудь легкое и приятное, повторяя те же действия, которые привели нас к стрессу.

Читайте также  Нюансы грамотного удаления нерва зуба


В век цифровых технологий и динамичного ритма современной жизни мы склонны постоянно отвлекаться. Источник

Зависимость от отвлекающих факторов — серьезная проблема для современного человека. Неумение концентрироваться не только мешает нам выполнять текущие задачи, но и создает опасные ситуации (в частности, когда водитель за рулем отвечает на телефонный звонок). Более того, витая в облаках, мы можем прозевать лучшие моменты своей жизни.

К примеру, вместо того чтобы внимательно смотреть школьный спектакль с участием вашего сына, вы начинаете планировать отпуск, который состоится еще очень нескоро. Вроде, занятие приятное (ведь даже за предвкушение удовольствия мы получаем дозу дофамина), но каковы последствия? Во-первых, в это время вы пропускаете нечто более важное — выступление своего ребенка. А во-вторых, ваш мозг не остановится. Он будет возвращать вас к тем же вопросам снова и снова: «Все ли я правильно рассчитал? Что еще нужно будет купить? Какие даты лучше выбрать?» Такие мысли не успокаивают, а только создают дополнительное давление.

Способность находиться «здесь и сейчас» важна и на работе, и в личной жизни. Привычка отвлекаться (не имеет значения — на гаджеты или на витание в облаках), как правило, увеличивает уровень стресса и порождает чувство оторванности от действительности. Так что вооружитесь самоконтролем и заставьте себя фокусироваться на текущем моменте.

Убеждения

Как ни странно, даже наши убеждения могут быть всего лишь привычкой. Иногда это весьма вредная зависимость от тех постулатов, к которым нас приучили в детстве, различных предрассудков и стереотипов. Мы цепляемся за свои взгляды, а все противоречия игнорируем, потому что так нам комфортнее.

Зашоренность мышления, необъективность и неспособность анализировать новую информацию — вот что мы получаем в итоге. Даже когда все указывает на ложность наших убеждений, мы продолжаем сопротивляться и доказывать свою правоту (в том числе и самим себе). А если и приходим к прозрению, то весьма болезненным путем.


Нам необходимо научиться выходить за рамки своих установок и смотреть на вещи шире. Источник

Зависимость от убеждений может проявляться по-разному. Например, родители часто хвалят ребенка за ум, он привыкает к мысли о собственном интеллектуальном превосходстве и, став взрослым, начинает требовать от окружающих признания этих исключительных способностей. Такой человек постоянно рассказывает о своих достижениях и ждет восторгов от других людей, а если не получает очередную порцию восхищения, то испытывает беспокойство.

Другой пример: у вас есть кумир, в чьей непогрешимости вы абсолютно уверены. Даже если вам предоставят факты, доказывающие причастность этого человека к тяжкому преступлению, вы до последнего будете отстаивать невиновность своего героя или искать оправдания его поступку.

Наличие определенной картины мира в вашей голове приносит вам значительное удовлетворение — до такой степени, что вы становитесь зависимыми от своих взглядов. И при этом теряете способность воспринимать новую информацию или приспосабливаться к изменениям.

Любовная зависимость

Существует разница между любовью и зависимостью от нее. Катастрофа происходит тогда, когда мы полностью зацикливаемся на своих чувствах и теряем контроль над ситуацией.

Романтическая любовь часто характеризуется ярко выраженной концентрацией на партнере и навязчивыми мыслями о нем, психологической зависимостью, сильным стремлением к эмоциональному единению и зацикленностью на своих страданиях. По сути, мы ставим в центр отношений табличку с надписью «Я» и провозглашаем, что должны иметь то или это.

Зависимость — это затягивание в водоворот удовлетворения своих желаний — снова, снова и снова. Если отношения строятся на такой собственнической любви, ничем хорошим они не закончатся.


Любовь не должна крутиться вокруг нас. Источник

Как показывают исследования, любовь не всегда активизирует участки мозга, отвечающие за самонаправленность и вознаграждение. Например, кора задней части поясной извилины остается на удивление спокойной во время практики любящей доброты — искреннего пожелания людям всего хорошего.

Альтруистическая любовь не вызывает возбуждения, тревоги и напряжения, вместо этого вы можете почувствовать тепло в груди, свободу и расслабление в теле. Суть в том, что эти ощущения не заставляют вас желать большего и не приводят к зависимости.

Как «оседлать волну» желания

В книге «Зависимый мозг» психиатр Жадсон Брюер рассказывает о пациенте, который описывал свою тягу к курению как постепенно нарастающий зуд. Когда желание взять сигарету достигало своего пика, этому человеку казалось, что его голова взорвется, — и он сдавался. Но в некоторых ситуациях у него не было такой возможности (например, если он находился в самолете или на совещании). И что же? Мучительное чувство постепенно отступало.

Напоминает волну: желание нарастает, достигает пика, а потом спадает и исчезает. Эта аналогия применима к любой зависимости. От какой бы привычки вы ни хотели избавиться, постарайтесь в следующий раз спокойно прислушаться к своим физическим ощущениям и немного подождать. Пройдя через критическую точку, вы заметите, как тяга отступает сама по себе.


Каждый раз, «оседлывая волну», вы перестаете подпитывать свою зависимость. Источник

Желание вернется еще не один раз. (Хотя постепенно оно будет становиться все слабее.) Учитесь распознавать это нарастающее чувство, расслабляться в нем, наблюдать за физическими ощущениями, эмоциями, мыслями и отмечать изменения. Внимательность позволит вам избавиться от автоматизма, взять контроль на себя и удержаться от саморазрушительных действий.

Если сравнить желание с костром, то вам нужно перестать подбрасывать туда дрова (отказаться от действия и вознаграждения). Понадобится какое-то время, чтобы сгорело остаточное топливо. Потом будут тлеть угли, но однажды погаснут и они.

Аддикции и их особенности. Основные виды зависимостей человека

С зависимостями принято ассоциировать химические аддикции: тягу к алкоголю, никотину и другим психоактивным веществам. В действительности спектр зависимостей гораздо шире. Он включает в себя и нехимические аддикции — например, к играм, ставкам, шопингу, пище, труду, даже к отношениям с другими людьми.

Что такое зависимость? Зависимость, аддикция, — непреодолимое стремление совершать конкретные действия или принимать вещества, несмотря на пагубные последствия для здоровья, самочувствия, социального статуса. У зависимого человека удовлетворение тяги выходит на первый план, а невозможность удовлетворить её характеризуется повышением тревожности, страданиями и даже негативной физической реакцией. От увлечения зависимость отличает неспособность остановиться вовремя или значительные страдания при попытке это сделать.

Зависимости бывают химическими и нехимическими (поведенческими), социально приемлемыми и социально опасными.

Химические зависимости

Химическая зависимость — это потребность в приёме вещества, обычно психоактивного, оказывающего на пациента определённое воздействие. В отличие от нехимических зависимостей, при бесконтрольном приёме ПАВ возникает физическая тяга: мозг буквально утрачивает способность обходиться без «дозы». При резком прекращении употребления возникает абстинентный синдром — крайне опасное состояние, характеризующее целым комплексом различных симптомов, от подавленности, тревоги и депрессии до судорог и лихорадки. Примером абстинентного синдрома является, например, белая горячка — психоз, возникающий у алкоголиков, когда они резко прекращают пить после запоев.

Виды химических зависимостей включают в себя:

  • алкоголизм;
  • наркоманию;
  • табакокурение.

Из-за неприятного физического отвыкания избавиться от химической аддикции довольно сложно, и в большинстве случаев требуется помощь специалиста: врача – психиатра-нарколога.

Нехимические зависимости

Нехимические зависимости ещё называют поведенческими, потому что они базируются не на патологической тяге человека к определённым веществам, а на некотором паттерне поведения, на ритуале, выполнение которого доставляет зависимому удовольствие, создаёт иллюзию контроля, помогает справиться с тревожностью.

Поведенческие аддикции делятся на несколько групп:

  • лудомания — игровая зависимость, тяга к азартным играм, ставкам;
  • технологические аддикции: сюда относятся, например, номофобия (страх остаться без мобильного телефона, зависимость от него), телезависимость, интернет-зависимость и т. д.;
  • пищевая зависимость — тяга к определённому продукту, переедание или голодание;
  • эротические аддикции, куда относятся как нимфомания, так и, например, созависимость, тяга к отношениям, различного рода зависимость от другого человека.

Если исключить именно физическую реакцию, химические и нехимические зависимости довольно схожи. Оба вида формируются в юном возрасте, для обоих характерны рост толерантности («привыкание» с потребностью в увеличении «дозы»), даже синдром отмены. Во многом именно психологическая работа с химическими и нехимическими зависимыми схожа: она включает в себя обязательное признание проблемы, поиск и проработку причины её возникновения вместе с психологами и реабилитологами, а также выработку мотивации для того, чтобы окончательно разорвать с аддикцией.

Социально приемлемые зависимости

Зависимость не всегда расценивается обществом как нечто негативное, хотя практически всегда приносит вред тому, у кого она есть. Некоторые поведенческие зависимости считаются социально приемлемыми — то есть, вполне допустимыми. К ним относятся:

  • трудоголизм, стремление постоянно и помногу работать;
  • шопоголизм, стремление покупать вещи или услуги;
  • тяга к изменению своего тела (татуировкам, бодмодам).
Читайте также  Вода - жизненно необходимая жидкость

Даже социально приемлемые зависимости могут испортить жизнь человеку, у которого они есть. Трудоголик быстро «выгорает», страдает от хронической усталости, неспособности отдыхать, различных расстройств. Шопоголик может тратить огромное количество денег. Люди, страдающие от тяги к татуировкам, могут разрисовать все свое тело.

Важно понимать, что за социально приемлемой поведенческой аддикцией в подавляющем большинстве случаев стоят психологические травмы, расстройства и проблемы, которые стали изначальным толчком к зависимости. К примеру, человек может тратить огромные деньги на ненужные ему вещи для того, чтобы унять тревожность.

Зависимости любого типа лечатся психиатрами-наркологами, психотерапевтами и психологами, реабилитологами. Обычно используются два пути: фармакологическая терапия (с приёмом лекарств) и психотерапевтическая помочь (когнитивно-бихевиоральная терапия, программа «Двенадцать шагов»). Огромную роль играет реабилитация — поддержка человеку, который уже отказался от вещества или вредной практики, но всё ещё нуждается в помощи.

Каждый случай индивидуален и требует предварительной консультации.

Запишитесь на консультацию к наркологу прямо сейчас!

«Раб своих желаний»: можно ли бороться с аддикцией

Привязанности, привычки, предпочтения и хобби есть у каждого. Но не у всех они перерастают в аддикцию – болезненное пристрастие к своему увлечению, оттесняющее все прочее на второй план.

«Тяжелый аддикт» не замечает ничего, кроме источника своего удовольствия: мир для него не существует или воспринимается как досадное недоразумение. Задача аддикта – постоянно удовлетворять главную и единственную потребность, в чем бы она ни состояла, и добьется этого он любой ценой.

От еды до шоппинга

Аддиктология – наука об аддиктивном (зависимом) поведении, изучающая причины возникновения, механизмы развития и способы коррекции этого состояния, возникла как самостоятельное направление в конце 80-х годов в Америке. В СССР термин «аддиктивные расстройства», к слову, появился еще раньше: впервые его предложил в начале 70-х годов один из основоположников современной аддиктологии, профессор Короленко. В 2001 он озвучил первую в России классификацию нехимических аддикций.

На сегодняшний день понятие аддиктологии расширено и рассматривает проблему аддиктивного поведения с разных сторон. В помощь современным зависимым – вся мощь технического прогресса: интернет, гаджеты и так далее. Так что зависимость может быть и химической, и физической, и моральной. Сначала будущий аддикт фиксируется на чем-то впечатляющем (включая определенные виды деятельности), а затем испытывает непреодолимое желание снова и снова пережить это измененное состояние. Мысли о реализации задуманного становятся навязчивыми, самовыражение по иным направлениям и критическое мышление замирают.

Те эмоции, которые человек переживает во время так называемых аддиктивных реализаций (как правило, сопряженные с иллюзиями контроля, комфорта и совершенства), в «мирной жизни» ему больше недоступны. Поэтому жизнь вне аддиктивной реализации становится для аддикта унылой и пресной.

Нехимические аддикции, при которых объектом зависимости становится поведенческий паттерн, а не ПАВ, называют поведенческими. На сегодняшний день в числе таковых рассматривают гэмблинг, интернет-аддикцию, трудоголизм, созависимость, религиозную аддикцию, шоппинг, сексуальные и любовные аддикции, аддикции избегания и некоторые другие.

Аддикции к еде считаются промежуточными, поскольку в них все же задействованы биохимические механизмы. Адреналиномания (потребность в острых ощущениях), к слову, тоже относится к аддикциям.

Принято считать, что аддиктивное поведение сопряжено с некоторыми личностными особенностями – такими, как сниженная переносимость тягот повседневной жизни (при хорошей переносимости кризисных ситуаций), скрытый комплекс неполноценности (сочетающийся с внешними проявлениями превосходства), страх перед стойкими эмоциональными контактами, избегание ответственности в принятии решений. Исследователи утверждают, что аддикты также склонны врать и обвинять других, зная, что те не виновны. Кроме того, аддиктам присуща стереотипность, повторяемость поведения, зависимость и тревожность.

Доктор психологических наук, профессор Александр Смирнов отмечает: существует более двадцати концепций аддиктивного поведения. Само это поведение характеризуется как компульсивное, не имеющее ясной и рациональной мотивации, не поддающееся контролю.

«Реализация аддиктивного поведения проходит фазы, характерные для всех форм аддикции – «воздержания», «автоматических фантазий», «фрустрации», «предвосхищения и планирования», «компульсивной реализации», «отчаяния и катастрофы», «зарока», прохождение которых, после периода ремиссии, возобновляется рецидивом аддиктивного поведения», – считает Смирнов.

Корень зла

Аддиктивное поведение – это следствие взаимодействия эволюционного, генетического, нейробиологического, психофизиологического, личностного, социальнопсихологического и информационно-культурного факторов, поясняет эксперт. Но первичный патогенетический фактор развития аддикции – мутации генетических структур, вызывающие сбой нормальной работы эволюционно детерминированной «системы вознаграждения».

Проще говоря, «корень зла» – генетический сбой, и бороться с этим сложно, поясняет, со своей стороны, психиатр-психотерапевт, доцент Института психоанализа, действительный член Европейской и Российской профессиональной психотерапевтической лиги Владимир Файнзильберг.

«Все в юности курили, но одни стали завзятыми курильщиками, а другие бросили. У обыкновенного человека, у которого нет этого генетического дефекта, нет и проблемы аддикции. Он может попробовать что-то, оценить плюсы и минусы, решить для себя, нужно ли ему это или нет. А человек с дефектом гена сразу попадает в зависимость. Повышенный фон настроения, некая экзальтация становятся возможными лишь в том случае, если все время увеличивать дозы. Удачным, пожалуй, можно назвать такой исход, когда одна тяжелая аддикция сменяется другой, более легкой. Но, поскольку речь о генетическом сломе, полностью победить аддикции весьма проблематично», – говорит собеседник «МИР 24».

По мнению Смирнова, у химических и поведенческих аддикций есть ряд общих симптомов. Все зависимые постоянно стремятся к источнику удовольствия и не могут преодолеть это желание, считают его для себя сверхзначимым, предпочитают аддиктивный источник удовольствия прочим, пренебрегают ответственными делами и обязанностями ради реализации аддиктивного поведения, и так далее.

Если разбираться с психологическими причинами, выясняется следующее. Типы условно делятся на аддиктивный, пограничный и «не-аддиктивный». У аддиктивного типа в раннем детстве имелись какие-то постоянные конфликты, следствием которых стала социальная отчужденность и самоизоляция, априорное восприятие социума, как враждебного, фрустрированная агрессия на более сильный субъект-фрустратор, и прочие проблемы, поясняет Смирнов. Эти конфликты не решаются в силу инфантильности «Я», отступления перед трудностями, враждебного или иждивенчески-потребительского отношения к социуму.

«Пограничный тип» тоже сталкивается в детстве с перманентными конфликтами, в результате которых появляется социальная оппозиционность, неустойчивость социальных связей и дефицит персональной любви, стремление к социальной включенности и, в то же время, оппозиционное, иждивенчески – потребительское отношение к социуму. У людей этого типа – завышенные притязания и стремление к совершенству, нарциссизм, что, в то же время, позволяет немного сгладить противоречия высокими профессиональными или иными достижениями и способствует более продуктивной социальной включенности. Тем не менее их психологическое состояние остается напряженным из-за необходимости тяжелого для них выбора между социальной оппозиционностью и включенностью.

«Не аддиктивный тип» имеет постоянные конфликты в подростковом возрасте, вследствие чего вырабатывается социально-позитивная, невротическая социализация и потребность в социальной включенности. Такие люди склонны подчинять собственные притязания и потребности общественным интересам, требованиям и нормам (конфликт «личного и общественного»). За счет социальной включенности у них не наблюдается мощных конфликтов, порождающих изоляционистские или оппозиционные стремления, они способны социализировать собственные нарциссические тенденции в угоду обществу и подавить аффекты ради социальной включенности.

Соответственно, «аддиктивный» тип отличается импульсивностью, более быстрым реагированием на любой слабый внешний или внутренний стимул, большей зависимостью от случайных внешних и внутренних стимулов, но, в то же время, и большей пластичностью поведения, приспосабливаемостью к внешним условиям и изменяющимся условиям жизни. Воспринимая социум как враждебный, чуждый, этот тип рассматривает как «потерю свободы» и неизбежные социальные ограничения. Свобода для представителей этого типа гораздо важнее тех ресурсов и возможностей, которые может дать им социум. Поэтому, оставаясь социально инертными и пассивными, такие люди стремятся дистанцироваться от общества, находиться к нему в оппозиции. В то же время, они легче идут на нарушение норм, запретов, ограничений, преодоление любых границ, поскольку не видят в этом социальной девиации и не воспринимают социум как «жизненно важную силу», пишет Смирнов. Они неустойчивы, не реализованы, разобщены и ненадежны, но, в то же время, более смелы и креативны, стремятся к независимости, легко конфликтуют, индивидуалисты и эгоисты, открыты, прямолинейны, естественны и импульсивны в своих проявлениях.

«Их мощный креативный потенциал и способность преодолевать границы допустимого, при условии их социальной востребованности, могут стать инструментами развития цивилизации и общества, однако, предпочитая свободу, они лишаются ресурсов и защиты социума», – считает эксперт.

Социальная отчужденность, социальная самоизоляция и восприятие социума как чуждой, враждебной среды обитания определяет взаимодействие аддиктов с этой средой как иждивенчески-паразитическое или асоциально-криминальное.

«Пограничный» и «не-аддиктивный» типы, в свою очередь, отличаются уравновешенной нервной системой, балансом процессов возбуждения и торможения, высокой сопротивляемостью любым внешним и внутренним стимулам. Они медленнее приспосабливаются к новым условиям, но более энергично воздействуют на внешнюю среду, чем аддикты. При этом пограничный тип постоянно находится в том же конфликте стремления к социальной включенности и ее избегания, а «не-аддиктивный» рассматривает социум и пребывание в нем в качестве источника мощи и выживания. Взаимодействие со средой «пограничного типа», стремящегося сохранить оппозицию социуму, но признающего социум неизбежной средой обитания, характеризуется как инфантильное, иждивенчески-потребительское или иждивенчески-паразитическое.

Читайте также  Как сохранить здоровье зубов

А вот «не-аддикты» с легкостью соглашаются на «потерю свободы», избирая тактику невротической социализации и строжайшего соблюдения социальных норм во избежание социального отчуждения. Их цель – «быть как все», подчиняя собственные интересы общественным. Социум воспринимается ими как нормальная, естественная среда обитания. «Тем не менее, представители этой страты усиленно конкурируют между собой в стремлении «быть первым и лучшим», прибегая к широкому спектру приемов – расчетливости и прагматичности, лицемерию и хитрости, сдержанности и осторожности, поддержанию нужных и избеганию ненужных отношений и т.д. и т.п», – отмечает эксперт. Тотальное стремление к нормативности делает группу «не-аддиктов» чрезвычайно сплоченной и социально надежной.

В итоге аддиктивный тип избирает «стратегию гедонизма» (социальную самоизоляцию и преодоление любых ограничений ради получения удовольствия), пограничный – «стратегию иждивенчества» (устойчивую иждивенчески-паразитическую позицию в социуме, позволяющую контролировать и эксплуатировать окружающих, избегая ответственности и максимально удовлетворяя собственные потребности при минимальных энергозатратах). Не-аддиктивный тип характеризует «стратегия обыденной жизни» – невротическая позиция в социуме и подчиненность социальным требованиям ради продуктивной интеграции в социум, ради достижения максимально возможного социального и материального статуса в ходе конкурентной борьбы, проводимой всеми возможными социально приемлемыми средствами и исходя из собственной выгоды.

Как бороться

Возникает закономерный вопрос: если все так сложно – и гены, и детство, и прочее, имеет ли смысл бороться с аддикциями? Или стоит принять все как есть, ограничившись лишь переводом зависимостей в относительно безопасное русло? Ведь зависимому, по сути, все равно, от чего зависеть: от сигареты, игры, бутылки, еды или отношений.

Но тут все зависит от степени аддикции. Легкие случаи можно скорректировать, убрав «аддиктин» подальше.

«Например, что касается игромании, я знаю людей, которые спускают на это дело всю зарплату. Поэтому во многих странах мира казино расположены или в достаточно труднодоступных зонах, или вообще где-нибудь на корабле, и целая история туда добраться. В целом это приводит к уменьшению количества играющих, но обязательно найдутся те, кто преодолеет все препятствия. В этом случае можно говорить о тяжелой фиксированной аддикции», – говорит Файнзильберг. Такую лучше перевести в аддикцию попроще.

Еще можно покопаться в детских травмах и попытаться понять, что именно толкает на поиски «отключки». Например, некоторые сознательно выбирают состояние утраты контроля над действительностью, поскольку все детство их пилили разнообразными «долгами» и долженствованиями, а за неподчинение грузили чувством вины. Тот факт, что все эти манипуляции из прошлого были шиты белыми нитками, многие люди не рефлексируют, и даже во взрослом возрасте, скорее, сочтут себя «плохими» на основании чьих-то бредовых и неадекватных фантазий, чем попытаются разобраться в происходящем. Даже если на улице на них вывалится из кустов сумасшедшая старуха с клюкой, они предпочтут согласиться с ее бессвязными проклятиями, поскольку с детства привыкли чувствовать себя перед всеми виноватыми. Такие люди часто стремятся в зону комфорта, где никому и ничего не должны, и находят ее на дне бутылки. Как писал Довлатов, «с утра выпил – весь день свободен». Однако если попытаться осознать и структурировать свои мнимые и реальные долги на трезвую голову, потребность в бегстве от «страшной рожи действительности» может отпасть.

Ну и, наконец, не стоит списывать со счетов силу воли. «Говорить о неизлечимости аддикций все же не стоит: есть люди, которые многократно лечились разными способами, и ничего им не помогало, а потом в один прекрасный день что-то щелкнуло в голове, и они резко изменили свой образ жизни. Так что при желании все возможно», – уверен Владимир Файнзильберг.

Наркомания: можно ли вылечить наркотическую зависимость

Наркомания окутана множеством мифов и предрассудков. Кто-то считает, что нужно лишь перетерпеть ломку, и зависимость больше никогда не напомнит о себе. Другие убеждены, что сколько ни води по врачам, наркоман уже никогда не вернётся к нормальной жизни. Давайте разбираться, можно ли на самом деле вылечить наркомана, и какие факторы влияют на прогноз лечения.

Излечима ли наркотическая зависимость

Современные реабилитационные центры демонстрируют вполне оптимистичные результаты: их вчерашние пациенты восстанавливают отношения с родственниками, находят работу и смело смотрят в завтрашний день абсолютно ясными глазами.

Тем не менее ответ на вопрос, можно ли вылечить наркозависимость, не так однозначен. Слишком много зависит и от самого пациента, и от его близких, и от правильности выбранной стратегии лечения.

Одно можно сказать наверняка: лечение наркомании — это долгий, сложный процесс, который требует постоянного контроля со стороны профессиональных наркологов, психологов. Не теряйте время на сомнительные методики, обещающие мгновенное исцеление. Поможет лишь комплексный подход.

Вопросом, возможно ли полностью вылечить наркомана, должен задаться сам зависимый. Признание проблемы — тот самый первый шаг, без которого дальнейшее лечение бессмысленно. Не менее важна поддержка близких людей: именно они первыми замечают изменения в поведении и здоровье человека, который пристрастился к наркотикам. Именно на них и возлагается задача как можно раньше убедить наркомана начать борьбу за здоровое будущее.

Не обойтись и без врачебного вмешательства. Когда психоактивные вещества уже встроились в обменные процессы организма, медикаментозная поддержка становится единственным способом спасти человека от смерти в результате перегрузки сердечно-сосудистой системы. Позже подключатся психологи, которые возьмут на себя самую длительную и кропотливую работу по созданию у наркомана устойчивой мотивации к излечению, поиску новых жизненных смыслов.

Как убедить наркомана обратиться за помощью

На пути к выздоровлению самое сложное — убедить человека в необходимости лечения. Наркоманы даже с десятилетним стажем не признают проблему и думают, что могут самостоятельно отказаться от принятия психоактивных веществ, когда захотят.

Можно, конечно, прибегнуть к принудительной помощи, но этот вариант хорош только для снятия детоксикации и облегчения состояния во время ломки. Но после улучшения самочувствия зависимый примет новую дозу наркотиков при первой же возможности. Поэтому главная задача близких людей — убедить человека с наркотической зависимостью обратиться за помощью.

Вот несколько советов, как можно достичь положительного результата:

  1. Помните, что наркотические вещества сильно воздействуют на мозг. Ваши слова могут вызвать агрессию и отрицание. Это нормально.
  2. Нет смысла начинать разговор, если человек в состоянии гнева и отчаяния.
  3. Общайтесь спокойно, в доверительном тоне. Крики, угрозы, манипуляции не помогут повлиять на наркомана.
  4. В периоды просветления в настроении и поведении в доверительной беседе напомните об ужасных последствиях наркомании.
  5. Хорошо оперировать мнением авторитетного человека. Если не знаете, кто является авторитетом, постарайтесь ненавязчиво выяснить, чьё мнение важно для близкого вам человека.
  6. Убедите зависимого в том, что он не один, вы всегда будете рядом и поддержите в моменты, когда будет трудно или страшно.

Этапы избавления от зависимости

Избавление от наркотической зависимости — процесс небыстрый. На пути к здоровой жизни наркоману предстоит пройти несколько шагов:

  1. Детоксикация. Очищение организма от токсинов, которые возникают вследствие распада наркотических веществ, и восстановление самостоятельной работы внутренних органов и систем.
  2. Избавление от психической зависимости. Самый сложный и длительный этап лечения. Наркоман под руководством психологов ищет мотивацию к преодолению тяги к наркотикам, определяет свои ценности и жизненные ориентиры, проходит групповую терапию.
  3. Сопровождение после выписки. На этом этапе вопрос, можно ли вылечиться от наркомании, уже не стоит. Перед реабилитантом совсем другая задача — избежать срыва. После завершения лечебного курса специалисты реабилитационного центра «Становление» постоянно находятся на связи со своим пациентом, помогают ему пройти социальную и трудовую адаптацию, влиться в обычную жизнь и навсегда закрыть для себя дорогу к наркотикам.

Риск рецидива

Если просто снять симптомы ломки, пройти гипноз или процедуру кодирования, вероятность того, что наркозависимый вновь вернётся к приёму психотропных веществ составляет более 90%.

Именно поэтому на консультации в любом современном реабилитационном центре родственники, задающие вопрос, как можно вылечить наркомана, всегда слышат один и тот же ответ: «Только полная изоляция от привычного социума и комплексный подход».

Так работает и омский центр «Становление». На вопрос, можно ли вылечить наркомана, мы однозначно отвечаем: «Можно!». Будьте внимательны к своим близким людям. И при появлении первых симптомов наркотической зависимости, звоните. Мы обязательно поможем.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: