Лечение в израиле: учеными найдена вакцина от рака - Yaboltushka.ru

Лечение в израиле: учеными найдена вакцина от рака

Лечение в израиле: учеными найдена вакцина от рака

Аргументы и Факты

Вакцина против рака. Бороться с опухолью могут иммунные клетки больного

30 октября 2016

Меланома. Саркома. Рак прямой кишки. Каждый из этих диагнозов звучит как приговор. Традиционные методы лечения не помогают. Девять из десяти больных погибают в первый же год после диагноза. Остановить прогрессирование болезни – значит спасти жизнь. Пусть на время, пусть на 10–15 лет, но всё-таки…

Иммунная система пациента с агрессивной формой рака словно вывешивает белый флаг и в упор не видит опасные для жизни клетки. Но научить её распознавать клетки новообразования и бороться с ними всё-таки возможно.

Лаборатория в составе отделения биотерапии опухолей была создана в НИИ онко­логии имени Н. Н. Петрова в 1998 году. Уже через пять лет учёные получили свой первый патент – на иммунотерапию костномозговыми дендритными клетками больных солидными опухолями. Ещё через пять лет, в 2003 году, запатентована аутологичная вакцина на основе костномозговых дендритных клеток в сочетании с фотодинамической терапией для лечения химиорезистентных диссеминированных солидных опухолей. В 2010 году специалисты НИИ получают разрешение применять своё изобретение в клинической деятельности. В 2014‑м создаётся научный отдел онкоиммунологии.

А если иммунитет очнётся?

Новое – это хорошо забытое старое. Уникальные противоопухолевые вакцины учёные из НИИ онкологии имени Н. Н. Петрова создают в конце XX – начале XXI века. Но мало кто помнит, что ещё в XIX веке медицинская наука обратила внимание на интересную закономерность: пациенты, у которых есть опухоль, заболевают инфекцией и… выздоравливают. Опухоль разрушается!

А почему разрушается опухоль? Впоследствии выяснилось: потому что активируется иммунная система. Она как будто приходит в сознание и начинает видеть не только вирусы или бактерии, но и опухолевые клетки, которые до поры до времени успешно уклонялись от иммунного надзора. Новое направление в медицине начало развиваться, но вскоре изобрели лучевую терапию, а затем химиотерапию. Эти методы стали давать результаты, и об иммунной системе на время забыли.

Но прошло много лет, и стало понятно, что химиотерапия и лучевая терапия – ещё не панацея. Необходимы дополнительные методы лечения, которые восстановят противоопухолевый иммунный ответ. К исследованию клеток иммунной системы вернулись вновь.

Когда опухоль сильнее лимфоцита

Кстати, а почему иммунитет оказывается беспомощным перед опухолевой клеткой? Наш организм похож на общество: наиболее активно и эффективно отстаивают свои права те, у кого они не так уж и нару­шены.

«Опухолевые клетки секретируют факторы, которые уменьшают активность лимфоцитов, – рассказывает заведующая научным отделом онкоиммунологии, доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник Ирина Александровна Балдуева. – Бывает так, что когда лимфоцит контактирует с опухолевой клеткой, то… не лимфоцит разрушает опухолевую клетку, а опухолевая клетка запускает механизм клеточной смерти лимфоцита. Она оказывается сильнее. Своей изменчивостью, своим желанием защитить себя. В опухолевом очаге 3,5 см генетики насчитывают более ста тысяч мутаций. По некоторым опухолевым клеткам нельзя уже определить, от мужчины они или от женщины…»

Из-за мутаций и быстрого роста опухоли иммунная система перестаёт узнавать опасные клетки, которые когда-то были родными, а теперь стали чужеродными. Есть даже теория, что опухолевым клеткам помогают… нормальные, здоровые клетки, расположенные по соседству. Они начинают синтезировать факторы роста, благодаря которым развивается новообразование.

Надо успеть

У каждого пациента своя вакцина. Та, которая подействует именно на его опухоль. Для этого учёные тщательно изучают опухолевые клетки, взятые у больного. Измельчив биоматериал с помощью специальной автоматической машины, пытаются полностью охарактеризовать опухоль – выявить все особенности её поведения, все иммуносуппрессирующие факторы, которые она продуцирует. Нет, это совсем не опечатка.

Опухолевые клетки в отличие от многих из нас всеми силами цепляются за жизнь. Не сработал один механизм подавления иммунной системы – она вырабатывает другой. Не сработал другой – создаёт третий. На экране клеточного видеокомпьютера видно, как стремительно делятся клетки рака толстой кишки. Специальные ножи лабораторной автоматической машины, раскрошившие опухоль на отдельные клетки, новообразованию, кажется, нипочём.

«Конечно, то, что вы видите сейчас, – это процесс, ускоренный в несколько раз. Но как растёт опухоль здесь, в лаборатории, так она растёт и в организме пациента. И надо успеть начать лечить заболевшего человека», – замечает кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник научного отдела онко­иммунологии Татьяна Леон­идовна Нехаева. И продолжает знакомить с процессом воссоз­дания клеток иммунной системы, способных вернуть к жизни уже ни на что не реагирующую иммунную систему.

Чтобы успеть, необходимо приготовить вакцинный препарат и ввести больному человеку его первую инъекцию. На создание препарата требуется десять дней – если процесс пройдёт удачно с первой же попытки.

За два первых месяца лечения пациент получит вакцину четырежды. В препарате будут активированные дендритные клетки, которые научат лимфоциты распознавать опухоль. Так стартует иммунный ответ.

Как рождается вакцина

Противоопухолевая вакцина создаётся из собственных клеток иммунной системы больного. Со стороны начало работы очень похоже на обычный анализ крови из вены. В биоматериале учёные по специальным методикам выделят предшественников периферических дендритных клеток – моноциты. А потом начнётся самое сложное. Моноциты необходимо дифференцировать в дендритные клетки. Для этого нужны специальные факторы роста клеток человека (никак не факторы роста для экспериментальных животных), в частности, интерлейкин‑4, гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор и особая бессывороточная питательная среда (без ксеногенных факторов лабораторных животных) для получения индивидуальной вакцины человека. В такие условия моноциты помещаются на десять дней. Через неделю их забирают на анализ – проточную цитометрию. Если процесс прошёл правильно, лаборатория обнаружит в материале предшественников – незрелые дендритные клетки. Если же нет, придётся начинать всё сначала. И дай бог успеть вовремя. Так бывает у начинающих учёных без опыта работы, наличия импортных ростовых факторов и специальной дендритноклеточной питательной среды.

Следующий шаг – превратить дендритные клетки из круглых, незрелых, в зрелые, древовидные. Дендритная клетка растёт, когда «ловит» специфические антигены и представляет их на своей поверхности, поясняет Татьяна Нехаева. Если в период роста дендритной клетке добавить антигены бактериальные, то она поможет иммунной системе сформировать антибактериальный иммунитет. Если же клетка получит антигены опухоли, формируется сильный противоопухолевый иммунный ответ.

Созревшая дендритная клетка, уже представляющая частицы опухоли на своей поверхности, становится основным компонентом противоопухолевой вакцины.

Теперь, когда пациента вакцинируют, самое главное – способность полученных дендритных клеток к миграции. После введения вакцины в организм больного клетки направятся в лимфоузлы и там смогут представить опухолевые антигены клеткам иммунной системы, Т‑лимфоцитам. Т‑лимфоциты получат «отпечаток» опасности и, узнав врага в лицо, начнут с ним бороться. А врач будет следить за тем, как развивается противоопухолевый иммунный ответ в организме пациента, и думать, как его усилить, чтобы излечить болезнь.

Надо просто любить эти клеточки…

«Клетки ведут себя точно так же, как само поведение человека. У пациента с повышенной нервозностью состояние клеток будет соответствовать его душевному состоянию. И на­оборот. Один из наших пациентов до болезни служил в разведке, длительное время работал за рубежом. Его индивидуальная вакцина оказалась образцовой! Снимки можно было помещать хоть на картинки в учебниках», – рассказывает Ирина Балдуева.

Приготовление вакцинного препарата – процесс не только и не столько химический. Если не любить отдельные живые клетки, если не относиться к ним бережно и заботливо, как к маленьким детям, лекарство не получится. И пациент не выздоровеет.

А причины могут быть самые разные: «молодой» учёный забыл добавить ростовые факторы, ошибся с дозировкой, не проверил состояние вакцинных клеток, проглядел инфекцию, непонятным образом проникшую в стерильный асептический блок…

Доктор медицинских наук Ирина Александровна Балдуева, разрабатывающая противоопухолевые вакцины в НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова с 1998 года, замечает: важен не только настрой больного на выздоровление, но и настрой специалиста, который создаёт вакцинный препарат. И пусть это кажется странным, но клетки иммунной системы получаются активными и жизнеспособными только тогда, когда к ним относятся с особой любовью.

Одиночество опасно для жизни

Наши клетки – это мы сами в миниатюре. Сегодня в науке уже известно: когда человек в депрессии, по-другому работает не только мозг, но и все без исключения органы и системы. Возможности нашего организма безграничны – и многое вопреки всем достижениям медицинской науки зависит от того, какой приказ отдаст подсознание.

«Если больной НЕ хочет жить, то медицина бессильна, – говорит кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник научного отдела онко­иммунологии Алексей Викторович Новик. – У меня была пациентка, которая заболела раком яичника. Её внучке было три года. И женщина поставила себе цель: хочу выдать любимую внучку замуж, увидеть, как начинается её семейная жизнь». Несмотря на страшный диагноз, бабушка прожила ещё 18 лет. И успела поздравить внучку со счастливым браком.

Другой случай из практики врачей НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова. На сей раз печальный. Молодую женщину спасти не удалось. А всё началось с того, что во время медового месяца её муж случайно задел наручными часами родинку у неё на спине. На месте содранной родинки началось кровотечение. Несомненно, кровотечение остановили. Но вскоре развилась агрессивная форма меланомы. Далее было всё очень банально – пациентку бросил муж, ставший невольным виновником заболевания. Это подкосило женщину ещё больше. Не помогли ни поддержка родителей, ни усилия врачей. Красивая и очень молодая женщина с онкологическим диагнозом твёрдо решила, что жить ей незачем.

Пациент не должен оставаться один – это одно из главных условий выздоровления. Когда человек небезразличен своим близким, то и лечение идёт намного эффективнее. Другой вопрос, что одиночество и брошенность каждый понимает по-своему. Есть люди, для которых при расставании с супругом или возлюбленным перестают существовать и друзья, и родные, и смысл жизни. А кто-то считает, что у меня есть три кошки и я буду жить ради них. «Выздороветь ради счастливой будущей жизни вас и очень важных для вас близких людей», – напутствует своих пациентов доктор Ирина Александровна Балдуева.

На стенах кабинета Ирины Александровны Балдуевой – прекрасные картины. Многие из них создал её пациент – художник, капитан 2-го ранга в отставке. Несмотря на ампутированную руку, Борис Матвеевич пишет новые пейзажи, руководит Фондом культуры и учит рисованию маленьких детей из неполных семей. Денег за уроки он не берёт.

Читайте также  Цены на стоматологические услуги в спб

Метастазы может остановить противоопухолевая терапевтическая вакцина. В НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова, на окраине Санкт-Петербурга, в посёлке Песочный, учёные трудятся над созданием профилактической вакцины против рака – такой, которую можно будет ввести каждому пациенту с факторами риска прогрессирования заболевания. Чтобы страшного диагноза «рак» он и его близкие не услышали уже никогда.

В Израиле найдено лекарство от рака, и имя ему MuTaTo

Израильские учёные изобрели онкологический препарат MuTaTo (multi-target toxin), который, как они утверждают, может излечить от рака за год.

Статистика даёт устрашающую информацию о том, что за минувший год во всём мире от раковых болезней умерли 9,6 миллионов человек.
Ещё несколькими месяцами ранее британские учёные полагали, что через 20 лет рак не будет смертельно опасным для человека, но израильские учёные нашли выход и метод, как в разы сократить этот разрыв, и излечение от рака наступит куда раньше указанного срока.

Председатель правления AEBi Дэен Аридор рассказал, что учёными будет разработан комплексный метод лечения рака, курс лечения рассчитан на один год. Эксперты, разрабатывающие этот токсин, утверждают, что эффективность его действия становится видна уже после первого приёма. Побочных действий от влияния препарата не предполагается. Также Дэн Аридор уверяет, что получить лечение с помощью многофункционального токсина MuTaTo будет доступнее, чем проходить лечение всеми известными ныне методами.

Принцип действия токсина в том, что он будет атаковать различные раковые клетки и просто уничтожать их. В мировой медицине различают более 100 видов рака, наиболее распространённые – это рак лёгких, печени, желудка и толстой кишки.

Благо медицина не стоит на месте, и за рубежом уже достигли определенного прогресса в лечении рака, что позволило снизить смертность.

Международное агентство по исследованию рака в своих отчётах даёт такую информацию, что каждая 6 смерть в мире наступает от раковых болезней. Рак стоит на втором месте после сердечно-сосудистых заболеваний. Каждый год в среднем около 18,1 миллиона новых случаев заболевания раком по всему миру.

Сам токсин MuTaTo создан на основе технологии SoAP, которая относится к технологиям, с которыми применяется введение ДНК, где антитело, кодирующее белок вводится в вирус бактериофаг. Тем самым происходит процесс заражения бактерии. Белок находит своё отображение на фагах, которые специалисты используют для скрининга.

Сейчас много онкологических препаратов производят на основе антител, и это стало возможным благодаря исследованиям учёных и их наблюдениям по фаговому отображению в эволюции новых белков. Компания AEBi проделывает подобную работу и исследования, но с пептидами, соединениями двух или более аминокислот, связанных в цепочку. Если сравнивать пептиды и антитела, то пептиды доступнее в цене, их легче производить и проводить различные манипуляции.

Почему не все лекарства работают?

Несмотря на огромные труды учёных, не все лекарства работают. И причина этому тоже найдена. Как оказалось, множество противораковых препаратов атакуют раковую цель на онкоклетке или внутри неё. Но замедление действия мишени влияет и на физиологический путь развития рака, а возникающие мутации мишени могут привести к тому, что она не будет относиться к онкологической природе клетки, на которую должен воздействовать токсин. От этого и эффективность препарата теряет свои первоначальные свойства.

Что характерно для нового лекарства MuTaTo

Онкологический токсин MuTaTo содержит в себе сочетание нескольких пептидов, действие и взаимосвязь которых направлена на уничтожение раковых клеток.

Количество используемых мишеней увеличено, что позволяет атаковать рецепторы не по одному разу с каждым влиянием, а по три раза. От такого количества воздействия даже раку не под силу мутировать одновременно три рецептора.

Любое воздействие препаратов на организм вызывает определённый стресс, что за собой влечёт активизацию детоксикации. В процессе детоксикации онкологические клетки откачивают лекарства или могут модифицировать их, что снижает влияние препарата на организм. Но если токсин достаточно сильный, то он может уничтожить онкологические клетки ещё до наступления процесса детоксикации.

Основная часть противоопухолевых препаратов направлена на быстрорастущие клетки. Но, как правило, раковые стволовые клетки растут медленно, а значит, не реагируют на запущенный процесс лечения. Вместо желаемого благоприятного курса онкотерапии это может вызвать активность раковых клеток. Если препарат не уничтожает рак, то ещё присутствующие стволовые раковые клетки снова спровоцируют рак. И проблема будет в том, что теперь мутированный рак будет устойчивым ко многим препаратам, которые направлены на его уничтожение.

Эксперты медики сходятся на том, что использование токсина MuTaTo позволит уничтожить как рак, так и стволовые раковые клетки.

Существуют такие злокачественные опухоли, которые могут возводить щиты, тем самым создавая проблемы для проникания препарата в необходимую область заражения. Но токсин MuTaTo по принципу осьминога проникает в те места, где нет доступа для крупных молекул. Длина пептидов MuTaTo маленькая, всего 12 аминокислот, и мягкая по структуре.

Наполняемость препарата MuTaTo и воздействие его на организм людей, больных СПИДом, позволила преобразовать СПИД в управляемое заболевание. Больные СПИДом принимают MuTaTo вместе с двумя другими ингибиторами, что позволяет разрушать СПИД на разных этапах заболевания.

В процессе лечения, которое существовало ранее, больным СПИДом давали все препараты, но по очереди. Сейчас их объединили и разработали комплекс приёма препаратов для наибольшей пользы и помощи болеющему организму. К тому же применение только одного препарата за раз позволяло вирусу мутировать и снова брать верх над организмом болеющего. Только при использовании комплекса трёх препаратов удалось добиться разрушения болезни. Благодаря этому лечению люди остаются носителями ВИЧ, но они не болеют.

В случае применения тройного коктейля для избавления от ВИЧ/СПИД пациент должен всю жизнь его употреблять. Но если применять многофункциональный токсин MuTaTo, то злокачественные клетки будут уничтожены и больной, вероятно, сможет остановить применение препарата через несколько недель. Проводился эксперимент с мышами, который показал, что раковые клетки уничтожены, и препарат не влиял за состояние здоровых клеток организма. Компания AEBi перешла на новый уровень в клинических исследованиях, которые рассчитаны на несколько лет.

Юлия Гринберг

Доктор Юлия Гринберг занимает должность старшего врача крупнейшей частной медицинской клиники «Ассута» и является ведущим экспертом по радиотерапии и онкологии в МЦ «Ассута».

В Израиле научились излечивать рак. И правда ли, что там победили COVID-19?

Как лечат рак в Израиле? Какие самые передовые технологии используют для этого? И почему в Израиле с самого начала доброжелательно относились к российскому «Спутнику V»?

Обо всем этом рассказывает известный онколог, профессор, лидер по пересадке костного мозга и клеточной терапии рака Полина Степенски. Она работает в знаменитой больнице «Хадасса» в Иерусалиме. Здесь не только лечат больных, это еще и крупнейший научный центр. На днях она приезжала делиться опытом с российскими коллегами в московский филиал клиники «Хадасса». Журналист «Аргументов и фактов» Александр Мельников встретился и побеседовал с ней.

Александр Мельников, «АиФ»: Расскажите немного о себе. Вы родились в Советском Союзе?​

Полина Степенски: Родилась и выросла на Украине. В 1990 году окончила там школу с золотой медалью, и всей семьей мы уехали в Израиль. Всегда хотела быть врачом, но мне сразу сказали, что с такой биографией там это абсолютно невозможно. Я окончила школу медсестер, и, когда позже прошла психометрический экзамен, мне сказали, что я могу поступать на любой факультет. Когда училась в университете, стала лучшей студенткой, получала призы от декана и ректора, это придавало мне уверенности в жизни.

После окончания медицинского факультета прошла резидентуру по педиатрии и специализировалась в гематоонкологии. Хотела заниматься пересадкой костного мозга. Впервые ее провели в 1968 г в Университете Миннесоты в США. Туда меня и направили на обучение в 2008 г., в этой клинике сохранились уникальные традиции, там владеют передовыми методиками в этой области. После возвращения домой мне очень хотелось создать отделение по пересадке костного мозга. Со временем это получилось. Сначала мы лечили только детей, но потом стали проводить эту операцию и взрослым. Я руковожу этим отделением, и по трансплантации костного мозга оно лучшее в Израиле. Мы активно работаем, лечим больных, занимаемся наукой, наши публикации имеют высокий рейтинг в мире.

Как продлевают жизнь при запущенном раке

А в 2016 году стали развивать еще и клеточную терапию онкологических заболеваний. Это самое перспективное направление в лечении рака сегодня, и у нас есть аккредитация на все разрешенные методы такого лечения. И мы их применяем в своей клинике. Один из самых эффективных — так называемая терапия CAR-T клетками. Это использование особых Т-лимфоцитов, которые после генетической-модификации приобретают способность убивать злокачественные клетки. Метод уже официально зарегистрирован для лечения многих видов лимфом и лейкозов. Мы создали свой собственный вариант CAR-T-терапии для лечения множественной миеломы, провели много исследований и уже получили разрешение на его применение в своей клинике. Международную аккредитацию он пока не прошел, мы продолжаем сейчас клинические исследования для этого.

— И какие предварительные результаты?

— Смотрите, метод CAR-T-терапии используют в лечении только далеко зашедших заболеваний, когда все другие способы лечения опробованы и оказались неэффективными. То есть это пациенты на 3 и 4 стадии онкологического заболевания. Так вот при терапии лимфом его эффективность 30% — у такого числа пациентов наблюдается долгосрочная выживаемость (более 5 лет). Это очень хороший результат, ведь раньше все такие больные были обречены, они умирали очень быстро. В нашем исследовании CAR-T-терапии при миеломной болезни эффективность 70%. Возможно, в итоге она окажется меньше, так как наблюдения еще не такие долгие, но у такого процента пациентов достигается хорошая ремиссия.

Клеточная терапия рака безопаснее химиотерапии

— Как они переносят такое лечение? Ведь известно, что лучевая или химиотреапия — это непростое испытание для пациента.

— Намного легче, чем химиотерапию. Из самых серьезных осложнений может быть цитокиновый шторм.

— Это же ведь осложнение COVID-19, мы все теперь об этом знаем.

— Да, но мы научились с ним справляться, мы знаем, как его лечить. Вы в курсе, что в Израиле самая низкая смертность от COVID-19? Меньше 1%. Одна из причин этого — правильное лечение цитокинового шторма.

— А как лечат рак в Израиле? Широко используют методы клеточной терапии?

Читайте также  Экстракорпоральное оплодотворение с донорской яйцеклеткой

— Все официально утвержденные методы такого лечения для граждан бесплатны, и, если необходимо, их проводят всем. Стоит это очень недешево.

Что общего между клеточной терапией рака и вакцинами от Ковид

— В чем суть такой терапии, как ее проводят?

— Во-первых, это персонализированная медицина: препарат создается для конкретного больного индивидуально. Упрощено это выглядит так. Мы выделяем из его крови Т-лимфоциты. Это клетки, которые борются с опухолевыми клетками. Но при раке и других онкологических заболеваниях злокачественные клетки становятся неуязвимыми для них. Мы модифицируем эти клетки так, чтобы они снова стали активны против опухолевых. Для этого с помощью вирусного вектора мы вводим в них ген, кодирующий так называемый химерный антигенный рецептор (его обозначает аббревиатура CAR в названии метода). В результате Т-лимфоцит начинает производить этот рецептор. С его помощью такой лимфоцит получает возможность связываться с антигенами опухолевых клеток и уничтожать их.

— Честно говоря, это несколько напоминает «Спутник V» и другие векторные вакцины. Они тоже являются вирусным вектором, вводящим генетическую информацию в наши клетки, на основе которой они производят антитела.

— Действительно, сходство есть, но много и различий. Хотя это все близкие технологии. Технологию CAR-T-клеток придумали в Институте Вейцмана в Израиле еще в 1980-е годы. Но впервые применили для лечения в онкологии намного позднее в США и Китае.

Сейчас мы разрабатываем клеточную терапию для лечения уже не только гематологических злокачественных заболеваний (лимфомы, лейкозы, миелома и т. д.), но и для классических опухолей: меланомы и саркомы.

Почему лечение рака должно быть индивидуализированным

— А какое ещё направление в лечении онкологии вам кажется наиболее эффективным и перспективным?

— Это тоже индивидуализированная терапия, при которой создается схема лечения для конкретного пациента в зависимости от генетических особенностей его опухоли. Она уже практикуется в Израиле. Проводят ее так. У пациента берут опухолевые клетки и их секвенируют (расшифровывают геном). На основе этого определяют специфические мутации таких клеток и с их учетом подбирают комплекс таргетных (целевых) препаратов. Сейчас существуют десятки подобных лекарств, они очень дороги, но эффективны.

— В России их тоже используют, но без секвенирования.

— Когда мы назначаем такие препараты прицельно, учитывая мутации, при которых они наиболее активны, это дает гораздо лучшие результаты.

Приключения «Спутника V» в Израиле

— Известно, что вы с самого начала очень хорошо отзывались о российском «Спутнике V». Почему?

— Я понимала, как работает «Спутник», знала эту технологию и раньше. Вы сами сказали, что она кое в чем напоминает наш метод CAR-T-клеточной терапии рака. Это проверенный и хороший подход к созданию вакцины, я верила в него с самого начала, верю и сейчас. Тем более после двух публикаций в «Ланцете».

Скажу вам больше, когда в Израиле еще не было никакой вакцины, у нас были планы привить «Спутником» сотрудников нашей клиники «Хадасса». Мы даже подготовили для этого письмо в Минздрав, чтобы нам это разрешили. Но в ведомстве все это застряло, а потом появилась вакцина Pfizer. Ей привили весь Израиль, другой у нас не было.

— Правда, что в Израиле реально создан коллективный иммунитет? То есть он уже есть у 70-80% населения?

— Больше, процентов у 90, наверное. Судите сами, население у нас 9,3 млн человек. 30% — дети, их не прививают. Около 900 тысяч переболело COVID-19 плюс 5,3 миллиона человек привились. То есть иммунитет есть более чем у 6 млн, и это показатель выше, чем 90% взрослого населения страны. Сейчас в день регистрируют всего 80-200 случаев COVID-19, тяжелых практически нет, больше заболевают дети, но это объяснимо: их не вакцинируют.

Моя позиция такая: надо прививаться той вакциной, какая есть, но прививаться обязательно. И я не очень понимаю тех людей, которые сейчас не хотят вакцинироваться. В России их очень много. У нас привились все, и локдаун сразу закончился.

Правда и вымысел вокруг иммунотерапии. Интервью с онкологом Михаилом Ласковым

В октябре Нобелевку вручили исследователям иммуотерапии. Если и раньше вокруг этого метода ходило много слухов, то после решения Нобелевского комитета ажиотаж возрос еще больше. Мы поговорили с онкологом Михаилом Ласковым о том, что такое иммунотерапия и что выдают за иммунотерапию, при лечении каких видов рака она наиболее эффективна, и почему во многих случаях ее нельзя использовать.

Что такое иммунотерапия?

Иммунотерапия – это относительно новый метод лечения онкологических заболеваний. Иммунотерапия не действует напрямую на опухоль, но заставляет иммунитет убивать раковые клетки. Это и есть принципиальное ее отличие от химиотерапии и таргетной терапии.

По большому счету, иммунотерапия заставляет иммунитет делать то, что он и так должен, но не делает по каким-либо причинам. Например, иногда раковые клетки маскируются под здоровые, тогда иммунная система перестает воспринимать их как инородные и не уничтожает. Иммунотерапия может “снимать маску” с опухолевых клеток и помогать иммунитету распознавать их.

Справедливости ради нужно сказать, что сейчас поднялся очень большой хайп по поводу иммунотерапии, потому что вышли действительно эффективные препараты: авелумаб, атезолизумаб, дурвалумаб, пембролизумаб, ниволумаб и ипилимумаб. Но иммунотерапия началась, конечно же, не сейчас и даже не три года назад. Она очень давно применялась с переменным успехом. Как правило, с не очень большим.

Что же произошло сейчас? Появился новый класс препаратов, которые действуют на рецепторы PD1 и PD-L1. Именно эти рецепторы позволяют опухолевой клетке повлиять на иммунитет так, чтобы он перестал распознавать ее, и, следовательно, убивать раковые клетки.

Для лечения каких видов рака используется иммунотерапия?

Сначала эти препараты начали применяться при меланоме и имели большой успех. Почему именно при меланоме? Как мы понимаем, есть опухоли, которые лечатся относительно легко, а есть те, что лечатся очень плохо, рак поджелудочной, например.

Новые препараты стараются разрабатывать именно для труднолечимых раков. Меланома – это как раз один из таких труднолечимых раков, в лечении которого двадцать лет не происходило ничего хорошего, никаких новых высокоэффективных препаратов не появлялось.

Иммунотерапия показала себя очень эффективно при меланоме, все воодушевились и начали применять этот метод лечения на все раки, которые только могли. Тут, конечно же, очень быстро выяснилось, что где-то он работает, где-то не работает совсем, а где-то работает только в конкретных ситуациях.

Иммунотерапия сейчас успешно применяется при лечении рака легких. Как мы знаем, есть разные мутации и разные виды этого рака. И при некоторых из них иммунотерапия быстро заменила химию, оказалась и лучше, и безопаснее. Это очень большой успех. Но стоит помнить, что далеко не весь рак легких успешно лечится иммунотерапией.

В России иммунотерапию также используют при лечении рака почек, а на Западе – в случаях рака головы и шеи, лимфомы Ходжкина, рака мочевого пузыря и некоторых случаях рака печени.

Как объяснить, что иммунотерапия подходит только по показаниям и небольшому проценту больных?

Как и все, что есть в онкологии, иммунотерапия – это не панацея от всего рака. Это просто еще один способ воздействовать на опухоль, далеко не всегда эффективный и ни разу не безопасный

Использовать иммунотерапию можно лишь в ограниченном количестве случаев. На данный момент ее эффективность доказана только для следующих видов рака:

— немелкоклеточный рак легких;

— мелкоклеточный рак легких;

— рак головы и шеи;

— рак мочевого пузыря.

*** Иммунотерапия может быть эффективной в строго определенных ситуациях даже при вышеуказанных видах рака.

К тому же есть ряд побочных эффектов. И довольно серьезных. В некоторых случаях иммунная система начинает атаковать здоровые ткани и органы, что может вызвать такие осложнения, как:

— проблемы с желудочно-кишечным трактом,

— нефрит и нарушение функции почек,

— мышечные боли, боли в костях и суставах,

— ощущение усталости, слабость,

— тошнота, диарея, нарушения аппетита и др.

Впрочем, серьезные осложнения появляются в среднем только в одном случае из шести.

В октябре вы назвали Нобелевскую премию за иммунотерапию премией для маркетологов. Почему вы отреагировали именно так?

Вспомним историю прекрасного препарата бевацизумаб. Когда он вышел, маркетологи подняли хайп по поводу этого средства, которое останавливает рост сосудов в опухоли. Начали из каждого утюга говорить о том, какое это чудо-чудо-чудо. В итоге, конечно, никакого чуда не было, и этот препарат нашел свое довольно ограниченное применение. И по соотношению цена-польза он, вежливо говоря, далеко не идеален.

И вот уже на этой неделе ко мне толпами приходят люди, которые пытаются спастись при помощи иммунотерапии. И только максимум у 10 % из них этот метод можно пробовать с неизвестным результатом.

Вот про такую ситуацию как раз и было предостережение в этом посте. Потому что на этом сейчас можно быстро срубить много денег в России, именно срубить, а не заработать. Ведь у людей есть все подтверждения: 1) не могли просто так дать Нобелевку; 2) все журналисты написали, что это чудо и панацея; 3) препарат стоит от 200 тысяч в месяц. Все сходится – Нобелевка, цена. Отлично, квартиру продаем.

И тут еще какой-нибудь радостный доктор из частной клиники предлагает его назначить и прямо сейчас, ведь завтра может быть уже поздно.

И главное – очень хочется верить, что это спасет. Это ведь не гомеопатия, а высокая наука.

Как пациенту понять, назначают ему фейковые препараты или нормальные?

Это сделать можно, но необходимо, конечно, включать голову. Нужно много читать и стараться уметь разбираться в источниках.

Например, почитать гайдланы для пациентов NCCN или ESMO. Это англоязычные источники, NCCN – американский , ESMO – европейский. Кстати, мы сейчас переводим их на русский язык при помощи благотворительного фонда «Живой».

Еще можно посмотреть русскоязычные рекомендации, но только профессиональные.

Тут проблема, конечно, в том, что на русском языке практически ничего нету. Существуют клинические рекомендации, но они для врачей. Для пациентов – почти ничего. Вот у нас (на ютуб-канале Клиники амбулаторной онкологии и гематологии — примечание Profilaktika.Media) есть видео про иммунотерапию. Еще пара моих комментариев и несколько материалов моих коллег на эту тему. Но в общем море «ура-ура, нашли лекарство от рака», «британские ученые доказали…» это может быть очень сложно найти.

Читайте также  Имплантация зубов - путь к красивой улыбке

А какие препараты иммунотерапии используются сейчас в России?

Их всего четыре, и они довольно дорогие. Это атезолизумаб «Тецентрик», пембролизумаб «Кейтруда», ипилимумаб «Ервой» и ниволумаб «Опдиво». И все, больше пока ничего нет, но много всего на предрегистрационной стадии.

Какие “методики” на рынке выдают за фальшивую иммунотерапию? Например, назначают профилактические капельницы с иммуномодуляторами против рака.

Инарон, рефнот, вакцины всякие, фракция АСД, всего и не упомнишь.

Как пациенту понять, что ему нужна и может помочь иммунотерапия и как ее можно попробовать получить в рамках ОМС?

Поговорить с врачом, почитать надежные источники (об этом выше). По ОМС пойти к химиотерапевту по месту жительства. Все, больше никак.

За счет чего иммунотерапия такая дорогая? Из чего складывается стоимость лекарства?

Разработка нового лекарства, действительно нового, как эти ингибиторы, стоит миллиард долларов. И семь лет после разработки формула защищена патентом. После этого срока буквально на следующий же день заранее скопированный препарат начинают продавать дешевле.

Появляется большая конкуренция. Соответственно, за эти семь лет люди, работающие над созданием лекарства, должны вернуть себе “ярд” и заработать. Один “ярд” что в себя включает? Что из 10 лекарств, которые на ранней стадии компания начинает разрабатывать, до клиник доходит только одно, и это занимает лет двадцать.

Соответственно, вот и вся экономика, за 7 лет нужно всю стоимость отбить и немного заработать для акционеров. Очень сложно разрабатывать и очень просто копировать.

Как пациенту понять, что он наткнулся на мошенников?

Сигнальный значок – это, прежде всего, давление. Когда начинается – давайте скорее, уже вчера надо было начать применять препарат, думать вам некогда, по другим местам ходить нечего. То есть такие довольно простые элементы давления.

В онкологии, на самом деле, крайне редко бывает так, что необходимо вот прямо сейчас, сию минуту начать лечение.

Понятно, что если требуют много денег и есть давление по времени, чтобы человек не успел одуматься, то, скорее всего, что-то не так.

Ужас Израиля: Pfizer эффективен от дельта на 39%. Вся надежда на Спутник V?

Новости из Тель-Авива могут привести к гражданской войне в США и к падению нефти до $ 30 за баррель

Половина взрослого населения еврейского государства, инфицированного в последнее время дельта-вариантом Covid-19, были полностью привиты вакциной Pfizer. Вспышка началась примерно в конце июня и продолжает набирать обороты. Если неделю назад (17 июля) в десятимиллионном Израиле заразилось 864 человека, то, по данным местного регулятора, вчера — уже 1434. Эта новость повергла мировые СМИ в шок и, по мнению наблюдателей, нанесла сильнейший удар по вакцинации в ряде стран. В частности в США начинается отказ от второго укола, несмотря на репрессивные меры.

Картина выглядит так: в период со 2 мая по 5 июня вакцина Pfizer показала эффективность 94,3%, а в период с 20 июня по 17 июля — 64%, и вот согласно новому отчету Министерства здравоохранения Израиля — только 39%. Это означает, что среди вакцинированных людей по сравнению с невакцинированными риск заражения на 39% меньше.

Местные СМИ, со ссылкой на своих авторитетов, пытаются дать объяснение этому феномену. Ряд экспертов из числа тамошних вирусологов-знаменитостей так трактуют ситуацию: фарма Pfizer для раскрутки вакцины брала в качестве подопытных кроликов здоровяков с отличным иммунитетом. Они и без уколов с очень большой долей вероятности хорошо перенесли бы так называемую уханьскую «корону» или альфа- вариант.

С другой стороны, заявить, что вакцина Pfizer — пустышка, было бы огромной глупостью. После того, как был достигнут коллективный иммунитет, зараза в еврейском государстве фактически сошла на нет. Впрочем, ошибочно недооценивать и жесткие карантинные меры, а также обязательное ношение масок с социальным дистанционированием. Мало кто знает: в Израиле любят и умеют штрафовать, причем этим правом наделены многие чиновники. На миграционных форумах можно прочесть: «Стоишь себе, как пешеход, перед долгим светофором рядом с замызганной теткой. Только приспустил маску, та как заорет на иврите — «вы оштрафованы».

Короче, в середине весны в Израиле шумно отпраздновали победу над «короной», о чем 15 апреля 2021 года официально объявил премьер-министр (теперь уже экс-премьер — Ред.) Биньямин Нетаньяху во время празднования Дня независимости. Тогда же во время церемонии не скупились на похвалы в адрес компании Pfizer.

«Генеральный директор Pfizer Альберт Бурла, греческий еврей, чьи родители пережили Холокост, выступил с краткой речью по видеосвязи. Он с гордостью отметил тот факт, что еврейский народ во всем мире, и в частности в Израиле, преуспевает в области науки и инноваций. Вместе, — сказал он, имея в виду Израиль и Pfizer, — мы продемонстрировали, что с помощью массовой вакцинации можем победить пандемию COVID-19 и спасти жизни людей», написала с гордостью, например, газета Israel today.

Теперь в Тель-Авиве опять ввели маски и начинают разбор полетов. Оказывается, люди, которые получили Pfizer в январе, отличались по возрасту от тех, кто привился в апреле. Первым было за 60, и они сейчас болеют чаще, чем те, кто укололись весной. С другой стороны, заражается и молодняк, в частности медбратья и медсестры, которые также вакцинировались полгода назад.

Вот и ломают мозги тамошние коронавирусные авторитеты, задаваясь вопросом: а вдруг американская чудо-вакцина скорострелка? Доктор Ран Балисер, председатель израильской Национальной экспертно-консультативной группы по Covid-19, сказал, что проблемы, связанные с точными оценками эффективности вакцин, «огромны». Или говоря житейским языком, он признал, что «мы знаем, что ничего не знаем».

В целом, новые оценки эффективности Pfizer и не только, вызывают большущую обеспокоенность как в Израиле, так и в других странах, включая Соединенные Штаты. Прежде всего, эксперты в области здравоохранения обеспокоены осенним сезоном, когда дельта, как ожидается, сильнее всего ударит по странам с низкими показателями вакцинации. Да, риск подхватить заразу по-прежнему высок, но те, кто укололся, болеют не так сильно и почти не попадают в реанимации с последующим билетом на тот свет.

«Мы должны помнить, что со временем эффективность этих вакцин может снизиться», — считает, в частности, доктор Исаак Богох, профессор инфекционных заболеваний в Университете Торонто, которого за океаном называют «головастым». Его мнение, как и умозаключения многих других вирусологов, сводится к тому, что «этот вирус явно отличается от вирусов, с которыми человечество сталкивалось раньше. SARS-CoV-2 (вызывает болезнь Covid-19) обладает необычайной способностью передавать информацию от человека к человеку — это «умный и самообучаемый «вирус».

А еще у дельта-варианта SARS-CoV-2, похоже, хорошо развит инстинкт самосохранения. Невакцинированные и слабые здоровьем люди являются богатой и плодородной почвой для того, чтобы вирус продолжал воспроизводить себя и создавать варианты, которые становятся все более устойчивыми к вакцинам и лекарствам.

Доклад из Израиля, который начал вакцинировать свое население раньше многих других стран, вероятно, укрепит аргументы производителей лекарств о том, что людям в конечном итоге придется делать бустерные прививки для защиты от новых вариантов.

Кстати, в России в качестве бустерного препарата уже зарегистрирована вакцина «Спутник Лайт». А в Штатах только в начале июля фарма Pfizer заявила, что начинает видеть ослабление приобретенного иммунитета от своей двухдозной вакцины, и теперь планирует получить разрешение от Управления по контролю за продуктами и лекарствами на разработку бустерной дозы.

Однако заокеанские чиновники даже слышать этого не хотят. Дескать, полностью вакцинированные граждане в настоящее время не нуждаются в дополнительных прививках. Дело в том, что в США Pfizer столкнулся с сильнейшей критикой. С учетом царящей там истерии, когда ежедневно тысячи американцев палят друг в друга из личных стволов, это чревато даже гражданской войной. Дело в том, что в Штатах и так прививаются «под страхом увольнения», о чем пишут на заокеанских форумах:

«Наша прекрасная уборщица (25 лет) только что получила свою вторую дозу. Она работает с детьми, поэтому ей сказали, что это обязательно. Что ее беспокоило, так это необходимость подписать отказ от исков в случае каких-либо побочных эффектов. За свою служебную карьеру я не помню, чтобы мне приходилось делать что-то подобное».

Масла в огонь подлила скандальная статья о рисках возникновения проблем с сердцем после получения вакцины. Ее написали Клер Крейг, диагностический патолог из Лондона, и Эндри Бостом, доктор медицины, врач-исследователь в Центре первичной медицинской помощи и профилактики Университета Брауна. В публикации говорится: «Показатель (частоты миокардита/перикардита в системе отчетности VAERS) на миллион доз, введенных мальчикам в возрасте 12−17 лет, был в 17 раз выше, чем у мужчин в возрасте старше 50 лет через семь дней после первой дозы, увеличившись до 74 раз через семь дней после второй дозы».

Что это? Попытка сделать из мухи слона или крик отчаяния, понять невозможно. Логично, что число американских отказников от Pfizer растет, и новости из Израиля, безусловно, усиливают позиции антиваксников.

Не исключено, что в мире в этой связи опять появится мощный интерес к Спутнику V. В частности, по информации Рейтер, Аргентина, одна из первых стран, широко использующих российскую вакцину Sputnik V COVID-19, усилила давление на Москву из-за задержек с поставками. И хотя ряд СМИ с плохо скрываемым злорадством сообщил об угрозах Буэнос-Айреса переключиться на Pfizer, министр здравоохранения Карла Виццотти признала, что это обычная практика — угрожать поставщикам. По ее словам, «давление» помогло. В ближайшие недели поступит около 500 литров второго компонента вакцины Sputnik V, что позволит местной фирме Laboratorios Richmond произвести еще 880 000 вторых доз. После этого прибудут еще, добавила она.

В любом случае ситуация с дельта-волной выглядит драматически на фоне падения эффективности главной западной прививки и, похоже, может привести к очередному мировому локдауну уже осенью и, как следствие, к более тяжелому кризису в России из-за возможного катастрофического падения цены на нефть.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: