Неврологи выяснили происхождение игромании - Yaboltushka.ru

Неврологи выяснили происхождение игромании

Игромания

Игровая зависимость или игромания – это патологическое пристрастие человека к азартным или компьютерным играм. Тяжелое прогрессирующее заболевание развивается на уровне личности и сопровождается серьезными нарушениями не только в психике, но и в других важных сферах жизнедеятельности.

Введение

Благодаря развитию технологий и интернету проблема игромании получила новый толчок к распространению. Сегодня существует множество разновидностей этой болезни, таких как:

  1. Непреодолимая тяга к ставкам на спорт;
  2. Интернет-зависимость;
  3. Компьютерная игромания;
  4. Зависимость от азартных игр.

Как проявляется игромания?

Игромания формируется постепенно и незаметно для человека и его ближайшего окружения. В этом и заключается главная проблема. Как правило, о заболевании становится известно на поздних стадиях развития с неизбежным наступлением негативных последствий во всех сферах жизни:

  • Долги, кредиты и прочие финансовые трудности;
  • Проявления необоснованной агрессии;
  • Проблемы в семье и на работе;
  • Потеря жизненных ценностей;
  • Снижение интреса к увлечениям и хобби;
  • Изоляция и одиночество;
  • Нарушения психики.

С каждым разом игра занимает все более важное место в жизни, отодвигая на задний план социальные, духовные, семейные и морально-нравственные ценности. Большую часть своего времени человек посвящает игре, остальными делами занимается неохотно. При этом игроманы часто пренебрегают и личной областью ответственности:

  • Родительский долг;
  • Финансовые обязательства;
  • Учеба и работа.

Игромания является хроническим заболеванием и поэтому главным ее признаком можно назвать бессилие человека перед навязчивыми мыслями об игре. Игроман в очередной раз оказывается втянутым в игровой процесс, несмотря на нехватку времени и средств. Разумеется, постепенно это приводит к развалу семьи, потере работы, долгам.

Важно! Игромания – это болезнь, а, следовательно, зависимый человек нуждается в лечении. Самостоятельно преодолеть тягу к игре можно только временно, но без профессиональной помощи эти попытки часто оборачиваются депрессией, нарастающей тревогой, приступами агрессии, а заканчивается все это возвращением к игре или попыткой суицида.

Стоит отметить, что некоторые люди могут позволить себе периодически принимать участие в играх на деньги. Важно понимать разницу между игроманом и простым любителем.

Как отличить «игроманию» от увлечения?

Человек, не имеющий болезненного пристрастия к играм, заранее планирует, сколько он готов потратить времени и денег. Он контролирует игровой процесс, а в случае, когда выделенные заранее ресурсы заканчиваются или возникают важные жизненные обстоятельства, игра прекращается.

Игроман же не остановится, пока его не покинут навязчивые мысли об игре, не исчезнет внутренний позыв. Никакие жизненно важные события не способны прервать этот процесс. Проведенное время в игровом салоне или за компьютером никак не соотносится с финансовыми возможностями и планами на ближайшее будущее.

Непреодолимое желание играть просто возникает в любой момент жизни и человек безвыходно ему подчиняется. Чаще всего это вынуждает игромана обманывать близких людей и прибегать к различным уловкам. Болезнь подчиняет волю человека, нарушает его эмоциональное состояние и в корне меняет личность.

Важно! Игромания – это прогрессирующее заболевание. Без профессиональной помощи тяга к игре с каждым разом будет возникать все чаще, уничтожая жизнь зависимого человека.

Игромания – болезнь с печальными последствиями.

Игровая зависимость меняет человека в худшую сторону. Если кому-то из ваших близких довелось столкнуться с этим заболеванием, то вы понимаете, о чем идет речь.

Патологические изменения психики происходят неизбежно. Игроман становится безответственным, лживым, недисциплинированным и конфликтным. Даже у спокойных по своей натуре людей проявляется повышенная агрессия. С такими особенностями характера игроман не способен полноценно выполнять свои социальные обязательства. На завершающей стадии игромании люди начинают с небольших краж из дома, а в конечном счете они готовы на любые преступления ради получения необходимой суммы.

В перерывах между игровыми сеансами и мыслями об игре резко происходит смена настроения. Человека настигает постоянная тревога и депрессии. Конечно же, это заметно отражается и на физическом состоянии:

  • Потеря аппетита;
  • Бессонница;
  • Головные боли;
  • Нарушения работы сердечно сосудистой системы.

Разрушенная система духовных ценностей, а также проблемы с психикой и здоровьем приводят к полной социальной деградации личности со всеми вытекающими последствиями:

  • Распад семьи;
  • Потеря друзей и круга общения;
  • Социальная маргинализация;
  • Финансовые долги;
  • Потеря работы и трудоспособности в целом;

К сожалению, в силу своего заболевания игроман находится в полном неведении. Он может отрицать свою болезнь, при том, что для окружающих это является очевидным фактом.

На ранних стадиях заболевания игроман может приводить следующие доводы в свое оправдание:

«Сейчас все играют, в этом нет ничего страшного…»
«Я же квартиру не проиграл…»
«Я все контролирую…»
«Я играю редко, у меня нет зависимости…»

На более поздних стадиях, когда последствия игромании становятся очевидными, игроман будет врать, увиливать, избегать разговоров на эту тему или просто агрессировать без всякой на то причины.

Феномен отрицания своего заболевания называется анозогнозией. Данный симптом наблюдаются и при других тяжелых формах аддикции.

Причины формирования и развития игромания.

Выделить одну конкретную причину невозможно. Игромания формируется и прогрессирует под воздействием комплекса различных внешних факторов и личностных особенностей. Решающую роль может сыграть даже самая незначительная деталь. Перечислим основные факторы:

Социально-экономическая доступность.

Онлайн казино, букмекерские конторы и другие игры на деньги сегодня активно рекламируются в СМИ и являются общедоступными. Государство пытается регулировать деятельность игорного бизнеса, однако из года в год ничего не меняется. Любой подросток может зарегистрироваться в онлайн казино и начать играть.

Букмекерские конторы функционируют полностью законно на государственном уровне. Некоторые даже спонсируют крупные российские спортивные организации, как бы абсурдно это не звучало. Все это создает предпосылки для распространения игромании в России.

Личная мотивация.

По мнению специалистов, именно личный мотив можно назвать ключевым фактором в становлении лудомании. Рассмотрим два самых распространенных типа психологических мотивов:

  • С помощью игры человек удовлетворяет потребность в риске, доминации. Такой тип людей испытывает постоянную необходимость в ощущении личной непоколебимости и контроле над другими людьми, еще их называют игроками «действия».
  • Для второго типа игра является способом ухода от жизненных трудностей и насущных проблем. Подоплекой может послужить неуверенность в себе, семейные или финансовые проблемы, неспособность полноценно радоваться жизни, как другие люди.

Стоит выделить и ряд косвенных мотиваторов, которые могут подтолкнуть к развитию игромании:

  • Любопытство;
  • Престиж участия в некоторых играх;
  • Желание попробовать что-то новое;

Зависимость подкрепляется возможностью выигрыша, а также сильным выбросом дофамина вследствие эмоциональных колебаний в процессе игры. На последующих стадиях игромании люди уже не в состоянии контролировать возникающую тягу и просто пытаются отыграться.

Отношения в семье.

Еще в раннем детстве родители закладывают в нас основы личности. Ребенок впитывает все, как губка. В деструктивной семье, где с ранних лет чадо начинает брать пример с родителей, которые ведут себя не лучшим образом, формируется психически неустойчивая личность без внутреннего стержня.

Вырастает эмоционально неустойчивый подросток, уязвимый перед внешними воздействиями и склонный прислушиваться к чужому мнению. Понятия «хорошо» и «плохо» могут быть очень размыты. Такой человек легко втягивается в азартные игры.

Особенности характера.

Некоторые черты характера и особенности личности делают людей уязвимыми перед азартными играми. Сюда можно отнести заниженную самооценку, непереносимость критики со стороны окружающих, депрессивность и тревожность, вспыльчивость и неумение проигрывать.

Лечение игромании.

Важно! Игромания официально получила статус психического заболевания согласно Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10). Также игромания входит в список психических расстройств Американской ассоциации психиатров.

Игромания – это хроническая и прогрессирующая психическая болезнь, которая пагубно влияет на здоровье человека, его физическое, психологическое, духовное состояние и социальное положение. А следовательно, лечение — весьма сложный и нетривиальный процесс, как многим хотелось бы.

К сожалению, тут недостаточно пропить курс таблеток или посетить психолога. У игромана формируются нездоровые модели поведения и механизмы психологической защиты, он будет до последнего отрицать свою зависимость или прикрываться полумерами, но свой комфорт нарушить не захочет. Чтобы избавиться от игромании, требуется полная реконструкция личности, восстановление пострадавших жизненных сфер и обретение утраченных морально-нравственных качеств, целей и принципов.

Добиться такого результата можно только при комплексной реабилитации в специализированном центре. Прохождение реабилитационного курса предполагает:

  • Проживание среди людей с аналогичной проблемой, которые находятся на разных стадиях выздоровления (впередиидущие, наставники, новички);
  • Групповая работа по методике «ДейТоп»;
  • Индивидуальная работа с психологом (по необходимости с психиатром и врачом-наркологом);
  • Жизнь по установленному распорядку дня;
  • Активное участие в психологических тренингах и лекциях;
  • Работа по программе «12 шагов».

На реабилитации игроманы находятся в понятной для себя атмосфере, среди людей, которых объединяет общая цель – борьба и выздоровление.

Статистика.

  • Менее 5% игроманов начинают выздоровление по собственной инициативе, остальных спасают обеспокоенные родственники;
  • Наиболее вероятное будущее для игромана при отсутствии профессиональной помощи – суицид!
  • За последние 15 лет количество игроманов в нашей стране увеличилось на 25%, несмотря на массовый запрет игровых автоматов в этот период;
  • 36% россиян признают себя зависимыми от интернета;
  • Менее 10% игроманов смогут добиться выздоровления и вернуться к полноценной жизни.

Игромания хорошо изучена. Существуют действующие методики реабилитации. Чаще всего проблема кроется именно в неспособности обратиться за помощью. Сам игроман в силу своего заболевания не способен принять верное решение и позаботиться о своем будущем. Только любящие родственники, друзья и близкие люди способны протянуть руку помощи и обратиться к профессионалам.

Зависимость от видеоигр признана психическим расстройством. Что с этим не так?

Все известные проблемы со здоровьем, будь то насморк, ушиб, рак или шизофрения, собраны в огромном каталоге, Международной классификации болезней (МКБ), которую составляет ВОЗ. Ставя диагнозы и назначая лечение, врачи по всему миру руководствуются именно МКБ. Время от времени эксперты ВОЗ пересматривают перечень, но в последний раз это случилось в начале 1990-х годов. Видеоигры тогда были распространены намного меньше и не рассматривались как причина зависимости.

Впрочем, четверть века назад видеоигры уже считались общественной проблемой. Жестокость и натуралистичность файтинга Mortal Kombat, шутера Lethal Enforcers, adventure-игры Night Trap вызвали в США настоящую моральную панику, дело дошло до разбирательств в Сенате. В результате была учреждена некоммерческая организация ESRB, которая определяет возрастные ограничения для той или иной игры: без ее сертификата новинка просто не попадет в продажу. В Европе тем же занимается организация PEGI, аналогичная система действует и в России.

При этом вред жестоких видеоигр для детей — да и для взрослых тоже — достоверно не доказан. Теперь, если правы критики решения ВОЗ, история повторяется с зависимостью от видеоигр.

Как ВОЗ понимает зависимость от видеоигр

25 мая министры здравоохранения стран-членов ВОЗ приняли новую МКБ-11, опубликованную почти год назад. Пока будет действовать десятая редакция, а с 1 января 2022 года врачи смогут ставить диагноз игровое расстройство (именно так перевели на русский язык название Gaming Disorder).

Для постановки диагноза необходимо, чтобы совпали три условия. Во-первых, если у человека зависимость, то из-за видеоигр он жертвует прочими занятиями. Во-вторых, даже если человек осознает последствия, он не может остановиться. В-третьих, эта привычка вызывает дурные мысли и стресс, вредит отношениям с семьей, близкими и остальными людьми, мешает работать, учиться — словом, рушит другие стороны жизни. Согласно ВОЗ, зависимость от видеоигр налицо, когда такое поведение повторяется или сохраняется на протяжении года, но в тяжелых случаях для постановки диагноза достаточно и меньшего срока.

Читайте также  Патология кожных покровов

Перед тем как утвердить диагноз, в ВОЗ несколько лет выслушивали аргументы сторонников и противников. Но окончательное решение не значит, что в научной среде пришли к согласию. Критики, среди которых почти 30 ученых из Оксфордского, Мюнстерского университетов и других организаций, не спорят, что у некоторых игроков возникают проблемы из-за чересчур страстного увлечения. Но, по их мнению, новый диагноз вряд ли поможет решить эти проблемы.

Какие возражения есть у критиков

Главный аргумент противников — для включения зависимости от видеоигр в МКБ пока попросту не хватает данных. Клинические исследования проводились редко и на маленьких выборках, их результаты трудно обобщить, но, вероятно, проблема преувеличена: диагностическим критериям соответствуют только 0,3–1% людей. Впрочем, это не так уж мало.

Другое дело, что эти критерии чересчур туманные и аналогичны тем, что врачи применяют в случаях злоупотребления психоактивными веществами и азартными играми. Проще говоря, зависимость от игр рисуется чем-то вроде наркомании, только без наркотиков. Идея о том, что можно «подсесть» на определенное поведение, сравнительно новая. Она утвердилась благодаря технологиям визуализации мозга, например, МРТ. Исследования показали, что некоторые действия могут активировать ту же систему вознаграждения, что наркотики. То есть, в конечном счете, и наркотики, и аддиктивное поведение перенастраивают мозг, отчего человек меняется, иногда — до неузнаваемости.

Разница в том, что зависимость от наркотиков зачастую приводит к болезненным ощущениям при прекращении приема и толерантности к веществу, когда прежней дозы больше недостаточно. К видеоиграм это применимо с натяжкой. Конечно, игроки, как и наркоманы, могут слишком часто думать об играх, включать их, чтобы поднять настроение, и врать насчет своей привычки родным и близким. Но если отталкиваться только от этих признаков, то диагноз получит много людей, у которых на самом деле нет проблем.

Более того, навязчивые мысли могут касаться любого занятия, что угодно можно использовать, чтобы развеяться, а если делать это «слишком» часто, то чувство стыда вынудит человека приврать любопытному доброхоту. Великий российский физик Александр Фридман, разработавший первую модель расширяющейся Вселенной, писал в дневнике: «Нет, я невежда, я ничего не знаю, надо еще меньше спать, ничем посторонним не заниматься, так как вся эта так называемая жизнь — сплошная потеря времени». При желании медицинский ярлык можно повесить на что угодно, но тогда нормальных людей почти не останется.

Обсуждая зависимость от видеоигр в статье на сайте PNAS, психолог Крис Фергюсон из Стетсоновского университета заметил: «При депрессии многие люди целый день проводят в постели, но мы же не говорим, что у них зависимость от кровати». Слова Фергюсона годятся и как аргумент против излишней медикализации жизни, но имел он в виду, что зависимость от видеоигр рано рассматривать как отдельную проблему. Возможно, чрезмерное пристрастие к играм — это всего лишь защитный механизм.

У тех, кто часто играет в видеоигры, нередко отмечают подавленность, тревогу, дефицит внимания. Но что здесь причина, а что следствие — неясно. Психолог Энтони Бин в разговоре с CNN рассказал, что заядлые игроки, избавившись от депрессии и тревоги, играют реже, чем раньше. О том, что первопричину зависимости от видеоигр стоит поискать в других расстройствах, писали и другие критики решения ВОЗ.

К чему может привести включение диагноза в МКБ-11

Споры насчет чрезмерного пристрастия к играм начались давно. Похожий диагноз — зависимость от онлайн-видеоигр — в 2013 году появился в справочнике DSM-5 Американской психиатрической ассоциации. Правда, расположен он не в основной части, а в приложении с перечнем для дальнейшего изучения. Пациентам диагноз из DSM-5 пока не ставят. Но, как считают скептики, даже в таком виде от него много вреда, и этот урок надо было учесть при составлении МКБ-11.

Упомянутая группа из почти 30 ученых полагает, что в условиях моральной паники вокруг видеоигр врачи будут ставить диагноз неоправданно, тем более туманные критерии к этому располагают. Это ударит по миллионам детей и подростков, приведет к семейным ссорам, а в худшем случае «больных» будут лечить в исправительных лагерях с армейским распорядком, что уже практикуется в некоторых странах.

  • Статья «Как работа и хобби меняют структуру головного мозга»
  • Серия статей о гуманитарных исследованиях видеоигр
  • Новости об открытиях, связанных с видеоиграми

Рамки, заданные в МКБ-11, будут направлять дальнейшие исследования. Ученые станут искать подтверждения тому, что зависимость от видеоигр существует, хотя сначала нужно разобраться, как поведение в принципе может переходить в зависимость. С таким подходом в любом занятии можно будет отыскать патологию, но это только навредит вполне нормальным людям и помешает распознать настоящие проблемы.

Игромания — лечение зависимости

Содержание:

Игроманией (лудоманией) называют патологическую тягу к азартным играм. Это одна из самых опасных зависимостей, так как она разрушает личностную, социальную и финансовую составляющую жизни человека, плюс представляет серьезную угрозу его здоровью и жизни.

Еще одна неприятная черта игромании – возможность самостоятельного лечения практически отсутствует, так как при ее формировании задействованы не только психологические факторы, но и биохимические процессы.

Причины игромании

Психика человека – очень тонкая и сложная система, поэтому назвать точный определенный перечень причин, почему у некоторых развивается игромания, нельзя. Однако за десятки лет терапии специалисты вывели основные факторы риска ее возникновения.

Зависимость может образоваться в результате действия самых разных факторов, чаще – совокупности нескольких. Обычно мы выделяем:

  • причины, с большей долей вероятности способствующие развитию зависимости;
  • факторы, создающие дополнительный риск ее возникновения;
  • сам механизм, т. е. как непосредственно формируется игромания.

Причины и факторы, способствующие развитию зависимости

Среди основных причин, способствующих возникновению игромании, можно выделить:

  • пагубный пример близкого человека, который чрезмерно увлекается азартными играми;
  • привитые родителями, сознательно или несознательно, неправильные приоритеты, когда во главу угла ставятся деньги, достижение материальных целей, достаток как показатель статуса, успеха и т. п.;
  • стремление к легким и быстрым заработкам.

Дополнительно спровоцировать у человека зависимость от игр могут такие кризисные состояния, как:

  • возрастные кризисы, когда человек ощущает потерю смысла жизни, апатию, отчаяние;
  • депрессии;
  • ощущение одиночества, непонимания окружающих;
  • чувство нереализованности в жизни и т. п.

Механизм формирования игромании

Коварство формирования игровой зависимости в том, что при этом задействуются внутренние биохимические процессы, и человек попадает в ловушку собственной физиологии.

Азарт во время игры вызывает выброс гормонов (адреналина и других гормонов стресса), а в момент выигрыша – дофамина и серотонина. Смена этих двух состояний – азарта/стресса и удовольствия/наслаждения – настолько яркая и запоминающаяся, что некоторые сравнивают состояние при выигрыше с ощущениями от оргазма. Неудивительно, что человек возвращается в казино или к игровому автомату, чтобы еще раз испытать это.

Второй опасный момент – когда человек все больше увлекается игрой, делает все большие ставки, в кровь вбрасывается целый коктейль нейрогормонов. Они действуют подобно наркотикам, и игрок незаметно для себя впадает в некий транс: он не способен контролировать свои действия, проигранные суммы, потраченное время и стремится только к продолжению игры. На этом этапе зависимости человека перестает интересовать выигрыш как таковой – эйфорию приносит сам процесс.

Симптомы игромании

Игромания проявляется в психологических, физиологических симптомах и в изменении личности человека.

Психологические симптомы

Игромания проявляет себя в следующем поведении:

  1. Пациент заявляет, что игромании у него нет, он контролирует ситуацию.
  2. Он играет все дольше и чаще.
  3. Игроман не может остановиться ни после проигрышей, ни после крупного выигрыша.
  4. Если приходится прервать процесс игры, игроман раздражается, злится.
  5. Игра приносит ему огромное удовольствие, все остальные занятия и увлечения теряют для него привлекательность.
  6. Игроман испытывает частые перепады настроения — от эйфории во время игр до некого подобия «ломки» в промежутках между ними: он может стать агрессивным, раздражительным.
  7. Человек скрывает от друзей и родственников реальные траты денег на азартные игры.
  8. Игроман влезает в долги родственникам и знакомым, берет кредиты, на поздних стадиях может продавать имущество, начать мошенничать, воровать.
  9. Для поздних стадий характерны также попытки суицида или мысли о нем.

Физиологические симптомы

Постоянный выброс в больших количествах адреналина, эндорфинов и других гормонов не проходит бесследно для организма. Психика истощается, начинаются проблемы с работой внутренних органов, которые из-за гормональной атаки работают на пределе, появляется гипертония, проблемы с сердцем

Внешне человек с запущенной формой патологии может выглядеть как наркоман или алкоголик.

Симптомы изменения личности

Изменения в поведении и самой личности человека.

На первое место в его жизни выходит участие в играх: он забрасывает хобби, учебу, работу, что может привести к отчислению из вуза (если игроман – студент) или потере работы.

Он практически перестает общаться с друзьями, семьей, так как игра забирает у него все время; кроме того, социальная жизнь перестает быть для него интересной.

На стадии долгов игроман может начать воровать, в том числе у родственников и близких друзей.

Стадии формирования игромании

В своем развитии игромания проходит несколько стадий:

  1. Фаза выигрышей. После нескольких выигрышей человек «подсаживается на игру», начинает играть все чаще, полон надежд о быстром и легком обогащении. Суммы ставок пока небольшие.
  2. Фаза проигрышей. Начиная раз за разом проигрывать, человек стремится отыграться – играет все больше, ставит больше, влезает в долги. На этом этапе игромании может произойти потеря работы.
  3. Фаза уныния. Эпизодически приходит раскаяние, предпринимаются попытки завязать. Возможна потеря семьи, работы, жилья. Если бросить играть не удается, игроман пытается достать деньги на игру криминальным путем.
  4. Фаза безнадёжности. Игроман полностью асоциален, страдает депрессией и неврозами, начинает пить или употреблять наркотики, возможны попытки суицида.

Последствия игромании

Игромания без соответствующей терапии способна в буквальном смысле разрушить жизнь человека.

У человека с игровой зависимостью появляются очень серьезные проблемы финансового плана, которые затрагивают и его семью.

Страдающие игроманией приобретают целый букет проблем со здоровьем: неврозы, депрессии, болезни сердечно-сосудистой системы, болезни ЖКТ.

До 60% ранее абсолютно законопослушных людей, став игроманами, ввязываются в криминальную деятельность.

До 40% игроманов совершают попытки самоубийства.

Лечение игромании

Решение о необходимости назначения медикаментов, выбор психотерапевтического метода во многом зависят от того, на какой стадии болезни сейчас находится игроман. Психотерапевт проводит беседы и тесты с больным, определяет наличие игромании, ее длительность и диагностирует степень тяжести заболевания.

Если диагностирована тяжелая игромания, терапия в обязательном порядке будет включать в себя и медикаменты. Есть данные об эффективности использования ингибиторов обратного захвата серотонина и норадреналина, антагонистов опиоидных рецепторов и регуляторов настроения (солей лития).

Читайте также  Специалисты гинекологического профиля: какие услуги оказывают

Если диагностирована начальная игромания, терапию вполне возможно провести без антидепрессантов и другой тяжелой медикаментозной «артиллерии», только с помощью психотерапии.

Применяются приемы поведенческой, когнитивной, рациональной психотерапии.

Что происходит во время лечения?

Отметим, что процесс лечения долгий и требует полной отдачи не только от психотерапевта, но и от пациента.

Окончательный этап, довольно долгий – социализация больного, адаптация к жизни без игры.

Статья написана под кураторством доктора Баласанов Р.В.

«Как не бывает бывших алкоголиков, так и не бывает бывших игроманов»

Врач-психиатр Борис Менделевич — о том, что такое игромания, почему это не порок, а болезнь, и как трудно ее лечить

Ровно 20 лет назад, 29 января 2000 года официантка из Лас-Вегаса Синтия Джей выиграла у «однорукого бандита» в казино почти 35 миллионов долларов — один из рекордных джек-потов того времени. Депутат Госдумы от Татарстана, доктор Борис Менделевич рассказывает в своей колонке для «Реального времени» о другой, непарадной стороне азартной игры. Речь идет об игромании — серьезной зависимости, которая разрушила многие жизни.

Это не игрушки

Игромания, лудомания, или, как ее еще называют, гэмблинг — это заболевание. Мы, медики, квалифицируем ее как точно такую же болезнь, что и те соматические заболевания, которые мы с вами давно знаем: артрит, воспаление легких, гастрит и так далее. Не зря гэмблинг — диагноз, который вошел в Международную классификацию болезней. Сам по себе гэмблинг — это зависимость, аддикция. Как есть алкогольная, никотиновая, наркотическая зависимость, точно так же существует и зависимость от игр. При этой болезни могут развиваться различные дополнительные психические нарушения. Разделяется это заболевание на разные подразделы — в зависимости от тяжести течения и от тех психических нарушений, которые при этом формируются.

Некоторые зависимости лечатся чуть лучше, а некоторые — чуть тяжелее. И вот с этой точки зрения гэмблинг — одна из самых тяжелых зависимостей, крайне сложно поддающихся лечению. Но надо понимать: не все те люди, которые регулярно играют в игровые автоматы, ходят в казино, играют онлайн, делают ставки на тотализаторе — не все они заболевшие, не все они игроманы.

Почему кому-то можно, а кому-то нет?

На вопрос о том, как формируется зависимость и почему одни ей подвержены, а другие могут спокойно играть всю жизнь по выходным в покер, ответа у современной науки пока нет. Это продукция мозга, которая до сих пор еще не изучена. Но есть некая закономерность, которая наблюдается для любых зависимостей. Мы с вами знаем людей, которые могут выкурить сигарету раз в неделю и не получить зависимости, тогда как другие курят пачками. Точно так же есть люди, которые могут иногда выпить алкоголя — и ничего с ними не случится, тогда как другие спиваются буквально за пару месяцев. Это все, скорее всего, зависит от многих причин. Я могу говорить только про предположения, но есть мнение, что роль играют и наследственные факторы, и психологическая роль воспитания и окружения, в котором вырос и находится человек, и его психотип. Скорее всего, все это и становится предикторами того, о чем мы с вами говорим — этиологии игровой зависимости.

По научным данным, доля больных людей среди тех, кто регулярно играет или делает ставки, сравнительно невелик — от 1 до 10% от тех, кто этим занимается на регулярной основе. Истинных больных среди них не так много.

Фото iron-bet.ru

По научным данным, доля больных людей среди тех, кто регулярно играет или делает ставки, сравнительно невелик — от 1 до 10% от тех, кто этим занимается на регулярной основе. Истинных больных среди них не так много

Болезнь, а не грех

Есть большая проблема: отношение социума к людям, больным теми или иными зависимостями, в том числе — игровой. Особенно ярко это проявляется в отношении больных алкоголизмом или наркоманией. Мы делали опросы, и выяснили: 90% населения уверено в том, что зависимость — будь то алкоголизм, наркомания, игромания — это порок, но не болезнь. Скажу даже больше: мы проводили такие исследования и среди врачей — и получили поразительные для нас результаты. Более 60% врачей считают, что это не болезнь, а порок, грех! И это огромнейшая проблема.

Я очень часто спорю в соцсетях, что отношение к этим людям должно быть именно как к больным, потому что они действительно страдают аддикцией. И даже когда в Госдуме шли дискуссии по поводу возвращения курилок в аэропорты, я был ярым сторонником этого законопроекта, и с трибуны Госдумы говорил о том, что невозможно запретить больному бронхитом кашлять! Или больному артритом — хромать. Точно так же невозможно запретить больному алкоголизмом пить, а больному гэмблингом — делать ставки.

С другой стороны, запреты или создание условий, при которых больной имеет меньший доступ к предмету своей зависимости, конечно же, влияют на исход. Запрещать, конечно, надо, но одними запретами вылечить человека невозможно. Можно запереть больного игроманией дома, продержать его там полгода, но когда он выйдет из-под замка — он пойдет и будет делать ставки. В борьбе с гэмблингом не обойтись без медицинских методов.

Как лечат игровую зависимость

Игромания — это хроническое заболевание. Как не бывает бывших алкоголиков, так и не бывает бывших игроманов. Вылечившимся человек считается ровно до того момента, пока не пошел делать первую ставку. Врачи могут добиться только наступления ремиссии — состояния вне обострения. Как только возникает новая встреча человека с игрой, заболевание вновь возвращается. Точно так же, как возвращается зависимость к алкоголику, который много лет не нюхал спиртного, и тут вдруг выпил рюмку.

Фото mokc.by

Вылечившимся человек считается ровно до того момента, пока не пошел делать первую ставку. Врачи могут добиться только наступления ремиссии — состояния вне обострения. Как только возникает новая встреча человека с игрой, заболевание вновь возвращается

Применяются разные способы лечения игромании. Они делятся на несколько видов. Во-первых, если игромании сопутствуют некоторые психические нарушения, то их проявления снимаются медикаментозно, в зависимости от их степени тяжести. Во-вторых, если зависимость есть, но психических нарушений не наблюдается, то начинается самое сложное — лечение ее самой. Для этого есть широкий спектр методик психотерапии, психологических методик. Можно создать у человека некую парадигму иного поведения — это возможно. Но в случае с игроманией это титанически сложная задача.

Многое зависит от мотивации пациента. Как и в случае любой зависимости, важно, насколько пациент хочет от нее избавиться, как сильно он мотивирован. Невозможно вылечить человека насильно, когда он не хочет этого делать — и тут я опять же не могу не провести аналогий с алкоголизмом. Сейчас очень много говорится о том, чтобы вернуть ЛТП для алкоголиков и устроить принудительное лечение, но тут я всегда задаю вопрос: а как вы, собственно, собираетесь их лечить, если они этого не хотят? Точно так же и тут. Насильно от лудомании никого не вылечить. И вот создание устойчивой мотивации к лечению — это задача врача-психотерапевта, который работает с пациентом, и окружения этого человека — родственников, семьи.

Аддиктология вчера и сегодня

Сама по себе зависимость существовала всегда. Когда не было казино, в советские времена люди играли в карты, делали ставки на ипподромах. Проблема существовала. Но официальная наука аддиктология — наука о зависимостях — зародилась на Западе. Такого предмета нам не преподавали, когда я учился в институте. Мы о такой науке слышали мельком, но нас никто не учил методикам работы по ней. Все это к нам пришло из-за рубежа — и теория аддиктологии, и всевозможные методы лечения, но в 90-е годы все это сыграло с нашей страной плохую шутку.

В 90-е, когда уровень больных различными зависимостями был запредельным, аддиктологическая служба еще не была в нашей стране серьезно развита. Не были проработаны методы лечения. Буйным цветом цвели способы, которые невозможно было назвать медицинскими: вовсю работали разнообразные шаманы, гадалки, бабки-шептуньи в деревнях. Да даже кодирование, по большому счету, — это, конечно, психотерапевтический метод, но в 90-е годы он полностью потерял свою научность. Больше 90% лечения, которое предлагалось в нашей стране 30 лет назад, было шарлатанским.

Сейчас, к счастью, аддиктология очень серьезно развивается, в том числе и в нашей стране. Появилось много образованных врачей, психотерапевтов, психологов, которые успешно применяют современные методики и борются с различными видами зависимостей. Но, конечно, процент излечения игровой зависимости не так велик, как хотелось бы.

Фото прозависимость.рф

Самое главное — чтобы человек понял, что проблема существует, и что она должна решаться с помощью медицинского работника. Врач исследует пациента и на основании этого сделает выводы: существует ли зависимость, и что дальше делать

Когда пора к врачу?

Меня часто спрашивают о том, как определить тот момент, когда уже пора обратиться к доктору, каковы признаки того, что обычное пристрастие перешло в недуг. К сожалению, здесь сложно что-то конкретное посоветовать: болезнь диагностирует только врач. Поэтому, если вы видите, что с вашим близким человеком что-то не так, что игра начинает побеждать его, нужно попытаться убедить его обратиться к специалисту.

Самое главное — чтобы человек понял, что проблема существует, и что она должна решаться с помощью медицинского работника. Врач исследует пациента и на основании этого сделает выводы: существует ли зависимость, и что дальше делать — нужно ли человеку медикаментозное лечение или психотерапия. Вполне может оказаться так, что ему ничего не нужно — а просто требуется сменить образ жизни, ведь, как я уже говорил, не любой увлеченный игрок — игроман.

Гэмблинг и закон: как бороться с онлайн-казино

Количество людей, обращавшихся в последнее десятилетие с этой проблемой, уменьшилось, я это сам наблюдал. Возможно, это связано с тем, что в определенный момент в России законодательно запретили повсеместное распространение казино и салонов с игровыми автоматами.

Но сейчас широчайшие возможности для игры дает интернет. Сейчас уже не нужно никуда идти, чтобы сделать ставку или поиграть в аналог автомата. И если исходить из парадигмы того, что мы делали раньше, то, конечно же, для азартных игр онлайн нужно устанавливать те же законодательные нормы, что и для оффлайновых казино и игровых салонов. И это связано не только с тем, о чем мы с вами говорили.

Скажем, для примера, сейчас в Госдуме мы уже давно обсуждаем проект об онлайн-продаже медикаментов. И я всегда говорил, что точно такое же законодательство, которое разработано для аптек, должно быть разработано и для онлайн-аптек. Другой пример: различные современные заменители потребления табака — айкос, кальян и тому подобные вещи — точно так же, как табак, должны регулироваться, абсолютно точно так же! И я глубоко убежден, что все, что касается азартных игр онлайн, должно быть тоже четко сопоставлено с законодательством, регулирующим оффлайн-сферу.

Читайте также  Лечение зубных каналов: инновационные методы

Фото recovery.hospital

Сейчас уже не нужно никуда идти, чтобы сделать ставку или поиграть в аналог автомата. И если исходить из парадигмы того, что мы делали раньше, то, конечно же, для азартных игр онлайн нужно устанавливать те же законодательные нормы, что и для оффлайновых казино и игровых салонов

Время не стоит на месте: вот мы запретили рекламу пива — моментально началась реклама безалкогольного пива. Это уловка, я считаю. И с ней надо законодательно бороться. Или, например, многострадальный закон по «наливайкам», который до сих пор разрабатывается — он же тоже призван бороться с уловками. Все эти ночные «кафе» без единого признака общепита, продающие алкоголь с минимальной наценкой в любое время суток — метод обхода действующего законодательства. Онлайн-казино — точно такая же уловка. В нашей стране запрещена регистрация и лицензирование таких ресурсов, но они обходят этот запрет, получая разрешения в других странах. И с этим нужно что-то делать.

Доигрались

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) опубликовала очередное, 11-е издание Международной классификации болезней. На этот раз в список болезней и психических расстройств попала зависимость от компьютерных игр. Таким образом ВОЗ реагирует на все большее число обращений к врачам со стороны родственников и самих поклонников симуляторов, стратегий и аркад. Зачем любителей посидеть за «игрушкой» потребовалось относить к числу больных и поможет ли обновление реестра тем, кто попал в беду, выяснял портал iz.ru.

Официально больны

11-е издание Международной классификации болезней (МКБ-11) пополнилось новым недугом — впервые в этот перечень, который составляется Всемирной организацией здравоохранения, попала зависимость от «цифровых и видеоигр». Эксперты перечислили характерные для этого типа нарушения психики симптомы: постоянная или временная неспособность контролировать частоту, длительность и условия игровых сессий; игра становится важнее других жизненных интересов и повседневных дел; продолжение или даже активизация игровой деятельности, несмотря на наступление негативных последствий.

Болезненное состояние зависимого человека при этом приводит «к значительному ухудшению в личной, семейной, социальной, образовательной, профессиональной или любой другой значимой сфере жизнедеятельности». Для постановки диагноза «игровая зависимость» указанные симптомы и признаки должны наблюдаться в течение года или более длительного срока, однако срок может быть и меньше, если все критерии наблюдаются одновременно, а симптомы носят тяжелый характер.

МКБ-11 теперь еще предстоит одобрить в ходе ассамблеи ВОЗ, которая намечена на май будущего года. Если перечень утвердят, действовать он начнет с 2022 года.

Спасти рядового геймера

По словам инициатора внесения в реестр нового диагноза, члена департамента ВОЗ по психическому здоровью и субстанциональной зависимости доктора Владимира Позняка, в целом характеристики игровой зависимости «очень похожи» на диагностические признаки зависимости от алкоголя или наркотиков и лудомании (пристрастия к азартным играм). Речь идет не о создании прецедента, а о реагировании профильной глобальной организации «на тенденции и события, которые происходят в социуме и в профессиональном сообществе», отметил он в интервью телеканалу CNN.

Появление нового диагноза направлено на то, чтобы специалисты и сама система здравоохранения «четче представляли себе существование данного расстройства». У тех же, кто попал в зависимость от виртуального мира, будет больше шансов получить необходимую профессиональную помощь, подчеркивает Позняк.

Во многом решение ВОЗ открывает новые возможности для участия в лечении зависимых игроманов с привлечением средств медицинского страхования. В США, например, лечение психических расстройств и различных зависимостей регулируется не федеральным законодательством, а местным — на уровне отдельных штатов. В любом случае, страховые компании не могут оплачивать лечение человека с диагнозом, которого не существует. Такая ситуация мешает даже самому геймеру осознать, что с ним не все в порядке, убежден Кит Уайт, исполнительный директор Национального совета по зависимости от азартных игр.

Как и люди, страдающие от лудомании, геймеры могут считать себя профессионалами своего дела, что позволяет им не чувствовать себя похожими на людей с зависимостью, например, от психоактивных веществ. «Нельзя стать профессиональным пьяницей или профессиональным курильщиком», — напомнил Уайт в интервью NBC. «Однако любители азартных игр полагают, что чем больше они играют, тем более квалифицированными становятся, а значит, тем больше выигрывают, — указывает Уайт. — Поэтому бросить — это последняя мысль, которая приходит в голову. Ты же всего в одной ставке от того, чтобы выиграть всё».

«Игровой» пункт в МКБ-11 также «дает врачам больше возможностей для оказания помощи геймерам и повышает шансы на то, что эти расходы будут покрыты страховыми компаниями», отмечает The New York Times. «Это развяжет нам руки в плане терапии, в том, что мы можем предложить пациентам и за что можем получить компенсацию, — отметил в беседе с газетой доктор Петрос Левунис, глава отделения психиатрии медицинской школы в Университете Ратгерса в Нью-Джерси. — Нам не придется выкручиваться, называть эту зависимость депрессией или тревожным состоянием».

Виртуальные миллиарды

Представители индустрии компьютерных игр восприняли решение ВОЗ в штыки. По словам исполнительного директора Международной ассоциации разработчиков игр Джен Маклин, они «выступают за ответственный подход к играм и считают, что ВОЗ оказала огромную медвежью услугу игрокам, создателям игр и СМИ, классифицируя «игровую зависимость» в качестве заболевания».

Неприятие проблем с зависимостью от игр со стороны их создателей можно объяснить простыми экономическими соображениями, которыми руководствуется любой законный и нелегальный бизнес: ставки в борьбе за кошельки геймеров высоки.

По оценке маркетинговой компании Newzoo, которая работает в сфере электронных развлечений, в течение 2018 года 2,3 млрд геймеров по всему миру потратят на игры $137,9 млрд, что на 13,3% больше, чем годом ранее. В ближайшее время траты только продолжат расти, прогнозируют специалисты, и к 2021 году размер «пирога» на рынке электронных игр превысит $180 млрд.

Исследователи согласны с тем, что не каждый геймер попадает в зависимость от своего увлечения. В то же время, как указывает Дуглас Джентайл из Университета штата Айова, зависимость возникает примерно у 1–10% детей, которые увлекаются компьютерными играми. «Пока эта проблема не будет осознана медицинским сообществом, им будет крайне сложно получить хоть какую-то помощь», — убежден он.

Медлить дальше с решением проблемы зависимости игроков было недопустимо, уверена Хилари Кэш, сооснователь reSTART, одной из первых в США программ помощи зависимым от компьютерных игр. «Я удивлена тем, что для осознания этого факта потребовалось столько времени, — сказала Кэш в интервью CNN. — В то же время понятно, что для включения в перечень нового диагноза нужны были крепкие, основанные на результатах исследований доказательства».

«Спать хочется!»

О том, что повод для беспокойства и принятия адекватных мер реагирования со стороны системы здравоохранения давно есть, можно судить даже из рассказов самих геймеров.

«Могу просидеть всю ночь за стратегией вроде «Цивилизации», но иногда достаточно спокойно могу целую неделю не играть, — рассказала порталу iz.ru 26-летняя Анна (здесь и далее имена геймеров изменены. — iz.ru) из Москвы. — Иногда очень сильно затягивает, так что ощущение, похожее на зависимость, пожалуй, бывает: хочется играть и играть в одну игру».

Благодаря играм и интересу к аниме Анна нашла молодого человека и новых друзей, «узнала много нового, поездила по гостям в другие города». «В какой-то мере это помогало отрываться от реальности и нежелания ходить в универ, — вспоминает она. — Но сейчас иногда засиживаешься в ночь перед работой и в итоге не высыпаешься. Или делаешь что-то спустя рукава просто потому, что времени не осталось».

Знакомый Анны, 28-летний Максим из столицы, не уверен, что у его «коллег» есть зависимость от игр. «Один мой друг много играет, и дома, и на работе. Может за ночь пройти какой-нибудь Beyond: Two Souls, Heavy Rain или God of War, — рассказал он. — Но я не знаю, зависимость это или нет». Сам Максим говорит, что играть может «во всё: файтинги, RPG, MMORPG, экшены, шутеры, визуальные новеллы, гонки, ритм-игры».

«Есть ощущение зависимости. Когда нечего делать, первое, что приходит в голову, — это поиграть, — признается молодой человек. — Началось всё, еще когда учился в школе: родители не давали мне играть в игры, считая, что это плохо. Поэтому я ходил в компьютерные клубы, где зависал по 3–6 часов». Потом продолжительность сессий увеличилась часов до 12, но в последнее время «глаза начинают болеть, поэтому максимальный срок снизился часов до 8–10».

По словам Максима, он был так увлечен играми, что они заменяли ему собеседников, друзей и партнеров. «У меня были подруги, которые инициировали отношения со мной, но мне важнее было набить уровень, чтоб открыть какую-то шмотку, чем с людьми встречаться», — вспоминает он. По словам геймера, с возрастом он «остепенился»: «Я не избавился от ощущения зависимости, я скорее перестал воспринимать это как что-то негативное. Для меня это такое же хобби, как и любое другое. Только спать постоянно хочется».

Электронный героин

Фактически любой человек, который хоть раз играл в любую компьютерную игру, это уже зависимый человек, убежден клинический психолог, ведущий телеканала «Доктор» Михаил Хорс. «У любой зависимости есть несколько этапов: есть стадия втягивания, регулярного употребления и стадия деградации личности. В обществе, да и в медицинской среде, принято считать, что зависимые — это только люди, находящиеся на последней стадии».

Однако нерегулярные игры — «это уже употребление наркотика», уверен Хорс: «Наша психика понимает виртуальный мир как галлюцинацию. Похоже на героин, человек видит то, чего нет. По сути это измененное психическое состояние. Люди, которые начали играть, это уже наркоманы на ранней стадии».

Психолог признает, что у одних людей есть психобиологическая защита от привыкания к наркотику — неважно, в виде порошка он или в виде картинки на экране, а у других — нет. Однако относиться к проблеме все равно надо максимально серьезно. «Распространение компьютерных игр повальное, — сетует собеседник портала. — Через какое-то время, по мере того, как виртуальная реальность будет становиться все более реальной, мы увидим просто вал людей, ушедших в стадию деградации, их число будет сравнимо с числом алкоголиков».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: