О любви на скамейке - Yaboltushka.ru

О любви на скамейке

Скамейка

Какие стихи вы предпочитаете?

Стихи — Я тебя повстречала случайно

Я тебя повстречала случайно
Среди шума дорог городских,
И лицо твое стало нечаянно
Мне роднее знакомых всех лиц.

Я искала с тобой встречи тайно
На аллеях осенних садов,
И листва облетала печально,
Слыша звук одиноких шагов.

Та скамейка всегда пустовала,
Но сегодня сидел на ней ты:
«Мне компании не доставало!»,
Вдруг сказал, протянув мне цветы.

И как будто ударило током,
Дождь пошел, разразилась гроза,
Плащ твой стал нам единым пологом,
Я в твои заглянула глаза.

Стихи — На приморском

Стихи — Так голову любовь дурманит

В лучах заката утопала
Аллея парка городского.
Ты на скамейке поджидала
В тот час свиданья рокового.

Кто знал, что чёрная пантера
Томима зовом страсти жадной?
Обыкновенная гетера
С душой расчётливой, прохладной.

Играла мило коготками,
Бросая пламенные взоры!
Сверкала снежными зубами
Податливо на уговоры.

Грудь белая звала упруго,
Уста молили об усладе!
Неудержимым был пыл друга,
Когда лицо кидал во пряди!

И обольстительнейшей силой
Я до корней основ сражённый,
Всю ночь.

Стихи — Вокзал

Я люблю приходить на вокзал
Просто так, словно еду куда-то.
Здесь тебя я встречал, а потом провожал.
Никогда не забыть эту дату.

Всё мне кажется, я не сказал
Что-то важное там провожая.
Память птицей в стекло,только время ушло.
И тебя больше я не встречаю.

В уголке на скамейке сижу
И глядеть на часы мне не надо.
Этот запах дорог, словно снова я смог
В путь собраться, и воля в награду.

На перроне живут, как тогда,
Радость встреч, рядом слёзы прощанья.
Как финальный.

Стихи — Заверну я в кромку лета.

Стихи — Про дождик

Стихи — Утренние прогулки

Обожаю утренние прогулки
У каждого есть любимые закоулки
Затерянные городские скамейки,
И прочие временные лазейки

Машины, распыляющие
Виагру по тротуарам
Чтобы лучше росли небоскребы,
Хорошо что подпрыгнул,
А то забрызгало, не соскреб бы.

Дебильно подмигивающие пёстрые стенды,
— Привет, познакомимся? Что?
— 109-120-5
— Рост, вес, IQ? А-а-а, ICQ. занес во френды.

Гроздь лениво потягивающихся шлюх,
Что-то в них есть,
Что вызывает неподдельный интерес
— Минет за 1500, анал.

Стихи — Приветливо

Июльской ночью вновь не будет Питер спать,
Пусть тёплый дождь жару своей остудит песней.
И я не против приключения искать,
Но лишь с тобой, поскольку это интересней.

У разводных мостов бодрящею волной
Смывать любовные записки на граните.
Мы объявили всем напастям выходной,
И с нами Ангел, верный города Хранитель.

Напрасно взвился Медный Всадник на дыбы,
В такую ночь его никто не остановит.
И мы вдвоём устать не сможем от ходьбы,
Скамейки парка, как обычно, наготове.

Стихи — Воспоминание о первой любви

Скамейка пустая. Фонарь одинокий
и белыми хлопьями падает снег.
Ты стал для меня совершенно далёким,
любезный для сердца, родной человек.

Как воспоминание наше о счастье —
сплетение рук и слияние губ —
во все времена, даже в годы ненастья,
я с нежною трепетностью берегу.

Я помню в любви нашей робкой признанье
и первые встречи у нашей скамьи,
когда вдохновенно и без замечанья
я стихотворения слушал твои.

Сегодня же нет тебя рядом со мною,
другому читаешь стихи ты свои,
но.

Стихи — Будь достоин любви

Скамейка, речка и луна,
Сад с ароматом лета знойным.
Должны любить все и всегда,
И каждый быть любви достойным.

Ведь многие всё ждут слова
Такие сложные, на вид простые.
И было б легче иногда
Когда любили б нас такими…

Степан Петрович ЩИПАЧЁВ (1899-1980)

* * *
Своей любви перебирая даты,
я не могу представить одного,
что ты чужою мне была когда-то
и о тебе не знал я ничего.

Какие бы ни миновали сроки,
и сколько б я ни исходил земли,
мне вновь и вновь благословлять дороги,
что нас с тобою к встрече привели.

* * *
Любовь пронёс я через все разлуки
и счастлив тем, что от тебя вдали
её не расхватали воровски чужие руки,
чужие губы по ветру не разнесли.

* * *
Ты не забыла, знаю, не забыла
ту рощу, поле, в стороне село
и ливень, нас застигший. Помнишь, было
бело от молний, от берёз бело.
Не различая залитых дорожек,
мы шли по травам вымокшим тогда.
Текла меж ремешками босоножек
ромашки обступившая вода.
Июль был полон гроз. Забыть ли это —
с любовью нашей и с громами лето!

* * *
Забыть ли
блеск твоих глаз,
рук твоих жарких кольцо,
если сквозь слёзы не раз
я видел твоё лицо.

Что б ни было впереди,
приди любая беда,
ты болью в моей груди
останешься навсегда.

* * *
Ты со мной — и каждый миг мне дорог.
Может, впереди у нас года,
но придёт разлука, за которой
не бывает встречи никогда.
Только звёзды в чей-то час свиданья
будут так же лить свой тихий свет.
Где тогда в холодном мирозданье,
милый друг, я отыщу твой след?

* * *
Что листья падают, что ночь светла,
запомню и вовек не пожалею
о том, что нас далёко завела
кленовая сентябрьская аллея.

Сидим одни, обнявшись, под луной,
но всё длинней косые тени клёнов.
Луна спешит — на целый шар земной
она одна, одна на всех влюблённых.

* * *
Пускай умру, пускай летят года,
пускай я прахом стану навсегда.

Полями девушка пойдёт босая.
Я встрепенусь, превозмогая тлен,
горячей пылью ног её касаясь,
ромашкою пропахших до колен.

Я ЗНАЮ ЕЁ
Всё окна и окна. Они как соты:
в них свет вечерами, как в сотах мёд.
Я вижу опять этот дом высотный,
двадцатый этаж, где она живёт.

Я вижу: глаза от работы устали.
Расчёты, колонками цифры идут.
До полночи — всё о литье, о стали,
а в девять утра — институт.

Ещё и сегодня тонка, большеглаза.
За тридцать, а всё не сложилась семья.
Я знаю её, хоть не встретил ни разу:
она — читательница моя.

Поди, и сейчас — хоть склонилась в работе —
он с ней,
возле справочников сухих —
голубенький, с веткой на переплёте
залистанный томик стихов моих.

Уж за полночь. Тихо. Она в постели.
Неясные шумы внизу далеки.
Уснула, и комнатой завладели
звёзды да сквозняки.

* * *
У девушки имя Лидия,
А в паспорте вывели — “Лилия”,
И девушка плачет, глаза утирая платком:
“Я не хочу называться цветком”.
А сама так нежна и тонка,
Словно и впрямь стебелёк цветка.

* * *
Русый ветер, какой ты счастливый!
Эх ты, ветрена голова!
У тебя для берёзки, для ивы
одинаково нежны слова.

Русый ветер, какой ты счастливый!
А вот я, словно кто приковал,
об одной, о далёкой, красивой,
столько лет тосковал!
1926

* * *
Если девушку полюбишь,
знаю, с нею заодно
ты и дом её полюбишь,
сад, где были с ней в кино.
Как бы ни было высоко,
в полдень, в полночь — всё равно:
с тротуара в сотнях окон
ты найдёшь её окно.
1934

* * *
Она, все знают, любит
парнишку одного.
Пересыхают губы,
как вспомнит про него.

Но ходят пересуды
всё громче меж подруг —
и за столом посуда
валится из рук.

Кажись, давно ль сидели,
где над рекой лоза.
Потом. в слезах блестели
не раз её глаза.

Но и в глазах нет силы
против беды такой:
у той скамейки милый
встречается с другой.
1935

У МОРЯ
Знаю я, как волны с камнем спорят.
Меж сырых голубоватых скал
повстречал я девушку у моря.
— Хорошо здесь! — только и сказал.

Долго мы на берегу стояли.
Под вечер она опять пришла.
Круглобокий колыхался ялик,
на песке лежали три весла.

И легко нам было в разговоре,
слов особенных я не искал.
Смуглые, забрызганные морем
маленькие руки целовал.

И сегодня — нет её милее,
так же всё ладонь её тепла.
Пусть твердят, что и моря мелеют,
я не верю, чтоб любовь прошла.
1938

Читайте также  Эскапен - чудо-контрацептив

* * *
Любовью дорожить умейте,
с годами дорожить вдвойне.
Любовь не вздохи на скамейке
и не прогулки при луне.
Всё будет: слякоть и пороша.
Ведь вместе надо жизнь прожить.
Любовь с хорошей песней схожа,
а песню нелегко сложить.
1939

* * *
Не бери пример с подруг, не надо.
Ты других не хуже, не грубей.
На окурках след губной помады
лишь брезгливость вызовет к тебе.

Лучше в рот возьми сирени
ветку, горькую от рос,
чтоб любимый днём весенним
терпкий привкус на губах унёс.
1940

* * *
Тебе исполнилось сегодня тридцать
восемь.
И, может быть, хоть с виду весела,
ты с грустью думаешь: подходит осень,
а там — зима белым-бела.

А может, и не думаешь про это —
немало всяких у тебя забот.
Дай бог тебе большое бабье лето
и осень ясную, когда она придёт.
1944

* * *
Мне далеку до дому,
и труден мой путь впереди,
а до тебя другому
лишь улицу перейти.

Всё так же твой быстрый почерк
ложится в моей судьбе.
Не в строчках, так между строчек
прочесть бы: какая короче
дорога ведёт к тебе?
1944

* * *
Мы часто ищем сложности вещей,
где истина лежит совсем простая.
Мне не хватает нежности твоей,
тебе моей заботы не хватает.

Что к этому прибавить я могу?
Одно, что я любви твоей не стою:
ведь я тебя совсем не берегу —
легко ли нежной быть тебе со мною?
1945

* * *
Опять тревожно, больно сердцу стало
и я не знаю, чем помочь ему.
Опять старуха ревность нашептала
чёрт знает что рассудку моему:
чтоб я ни поцелуям, ни слезам,
ни гневным оправданиям не верил,
ходил бы по твоим следам —
и на её аршин всё мерил.

У ревности душа темна.
Опасная советчица она.
1947

* * *
Бровей твоих тёмный вечер
и глаз твоих день голубой
нельзя не запомнить, при встрече
невольно любуюсь тобой.
Как счастье само, земная
сияет твоя красота.
Но годы, пощады не зная,
сотрут и её без следа.
В любви не всего ли дороже —
когда ты ещё в цвету —
то счастье, что сделать может
бессмертной твою красоту?
Пусть людям в недальние сроки
она будет в детях видна,
а там и в потомках далёких
не раз повторится она.
1952

ИЗ ПИСЬМА
Вот собраться бы, не заробеть —
да в купе с вещами, как мечтала.
Я устала думать о тебе,
тосковать я о тебе устала.

Только в снах бывает. Наяву
нашему желанию не сбыться.
Я твоими письмами живу
да работой, чтобы в ней забыться.

Не затмят ни радость, ни беда
край берёз и полевых ромашек,
край, родивший с грозами тогда
это горестное счасть наше.
1958

ПОД ЛИВНЕМ
Уже воды поверх лодыжек было,
уже по улице текла река.
Толкало в грудь и по коленком било,
а у девчонки юбка коротка.

Под небом грохотавшим и сиявшим
они сквозь ливень, в молниях косых
бежали, за руки по-детски взявшись,
весёлых глаз не пряча от грозы.

В подъезде кто-то, обтирая стены,
ворчал на молодость.
Сухой, степенный.
1962

* * *
Жестковат её бровей излом,
но глаза нисколько не сердиты.
Рыжие — тугим узлом —
словно в бронзу волосы отлиты.

Где-то кружит и его тропа.
Он придёт (недалеко до встречи!)
этот узел растрепать,
расплескать на плечи.
1962

* * *
Ты пришла и уйдёшь.
Мы стоим
на осеннем сыром сквозняке.
К волосам жестковатым твоим
не моей прикасаться руке.

Я не жду ничего, не ищу
и не стану скрывать ничего;
всё мне видится твой прищур,
блеск и темень его.

Ты не спрашивай, сколько мне лет.
Сколько б ни было — коротки.
Я влюблённым пройду по Земле
до последней моей строки.
1963

РЫЖАЯ
Есть что-то от лунного света
в блондинке.
А эта не солнечных ли кровей?
В глазах её прыгают золотинки
из-под бровей.

А брови —
шершавые два колоска.
Колечки волос
у виска.

Обжёг наготу холодок простыней.
Подушка примята, торчит углами.
На белой, ещё не согретой, на ней
волос расплескавшихся пламя.
1967

О ТЕБЕ
Ты не из слабых вовсе,
и всё же в руках немота
от стирок и от авосек.
Уборка. Пышет плита.
С работы придёшь — не причёской
занята будешь ты:
в воде холодной и жёсткой
пальцы — до ломоты.
Есть выходные. Знаешь —
в календаре они.
Ты же как заводная
и в выходные дни.
Твои красивые ноги
в очередях устают.
Тридцать тебе с немногим,
а сорок дают.
Быт. Он бездушен часто,
и ноша его нелегка.
А женское счастье —
как стебелёк цветка.
Думать об этом грустно.
От чада на кухне мгла.
Прядку волос тёмно-русых
рукою от глаз отвела.
На табуретках корыто.
Стирка опять до полдня.
Глядят с иностранных открыток
красавицы на меня.
Сняты то сидя, то стоя.
Причёски — волной.
Они для меня не стоят
улыбки твоей одной.
1969

* * *
Как хочешь это назови.
Друг другу стали мы дороже,
заботливей, нежней в любви,
но почему я так тревожен?
Стал придавать значенье снам,
порой задумаюсь, мрачнея.
Уж видно — чем любовь сильнее,
тем за неё страшнее нам.
1944

ИЮЛЬ БЫЛ ПОЛОН ГРОЗ.
Ты не забыла, знаю, не забыла
ту рощу, поле, в стороне село
и ливень, нас застигший. Помнишь, было
бело от молний, от берёз бело.
Не различая залитых дорожек,
мы шли по травам вымокшим тогда.
Текла меж ремешками босоножек
ромашки обступившая вода.
Июль был полон гроз. Забыть ли это —
с любовью нашей и с громами лето!
1958

ПОД ЛИВНЕМ
Уже воды поверх лодыжек было,
уже по улице текла река.
Толкало в грудь и по коленком било,
а у девчонки юбка коротка.

Под небом грохотавшим и сиявшим
они сквозь ливень, в молниях косых
бежали, за руки по-детски взявшись,
весёлых глаз не пряча от грозы.

В подъезде кто-то, обтирая стены,
ворчал на молодость.
Сухой, степенный.
1962

Хорошие стихи о любви и для любимых

любовная лирика к Дню Святого Валентина

Одной тебе, тебе одной.

Одной тебе, тебе одной,
Любви и счастия царице,
Тебе прекрасной, молодой
Все жизни лучшие страницы!

Ни верный друг, ни брат, ни мать
Не знают друга, брата, сына,
Одна лишь можешь ты понять
Души неясную кручину.

Ты, ты одна, о, страсть моя,
Моя любовь, моя царица!
Во тьме ночной душа твоя
Блестит, как дальняя зарница.

Любовью дорожить умейте.

Любовью дорожить умейте,
С годами дорожить вдвойне.
Любовь — не вздохи на скамейке
И не прогулки при луне.

Все будет: слякоть и пороша.
Ведь вместе надо жизнь прожить.
Любовь с хорошей песней схожа,
А песню не легко сложить.

Я вас любил: любовь еще, быть может.

Я вас любил: любовь еще, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.
Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.

Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.
В томленьях грусти безнадежной,
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты.
Шли годы. Бурь порыв мятежный
Рассеял прежние мечты,
И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты.
В глуши, во мраке заточенья
Тянулись тихо дни мои
Без божества, без вдохновенья,
Без слез, без жизни, без любви.
Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.
И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

Ты письмо мое, милый, не комкай.

Ты письмо мое, милый, не комкай,
До конца его, друг, прочти.
Надоело мне быть незнакомкой,
Быть чужой на твоем пути.

Не гляди так, не хмурься гневно.
Я любимая, я твоя.
Не пастушка, не королевна
И уже не монашенка я —

Читайте также  Для россиян гепатит опаснее лихорадки эбола

В этом сером, будничном платье,
На стоптанных каблуках.
Но, как прежде, жгуче объятье,
Тот же страх в огромных глазах.

Ты письмо мое, милый, не комкай,
Не плачь о заветной лжи,
Ты его в твоей бедной котомке
На самое дно положи.

Я могу тебя очень ждать.

Я могу тебя очень ждать,
Долго-долго и верно-верно,
И ночами могу не спать
Год, и два, и всю жизнь, наверно!

Пусть листочки календаря
Облетят, как листва у сада,
Только знать бы, что все не зря,
Что тебе это вправду надо!

Я могу за тобой идти
По чащобам и перелазам,
По пескам, без дорог почти,
По горам, по любому пути,
Где и черт не бывал ни разу!

Все пройду, никого не коря,
Одолею любые тревоги,
Только знать бы, что все не зря,
Что потом не предашь в дороге.

Я могу для тебя отдать
Все, что есть у меня и будет.
Я могу за тебя принять
Горечь злейших на свете судеб.

Буду счастьем считать, даря
Целый мир тебе ежечасно.
Только знать бы, что все не зря,
Что люблю тебя не напрасно!

Друг без друга у нас получается все.

Друг без друга у нас получается все
В нашем жизненном трудном споре.
Все свое у тебя, у меня все свое,
И улыбки свои, и горе.
Мы премудры: мы выход в конфликтах нашли
И, вчерашнего дня не жалея,
Вдруг решили и новой дорогой пошли,
Ты своею пошла, я — своею.
Все привольно теперь: и дела, и житье,
И хорошие люди встречаются.
Друг без друга у нас получается все.
Только счастья не получается.

Девушка, вспыхнув, читает письмо.
Девушка смотрит пытливо в трюмо.
Хочет найти и увидеть сама
То, что увидел автор письма.

Тонкие хвостики выцветших кос,
Глаз небольших синева без огней.
Где же «червонное пламя волос»?
Где две «бездонные глуби морей»?

Где же «классический профиль», когда
Здесь лишь кокетливо вздернутый нос?
«Белая кожа». но, гляньте сюда,
Если он прав, то куда же тогда
Спрятать веснушки? Вот в чем вопрос!

Девушка снова читает письмо,
Снова с надеждою смотрит в трюмо.
Смотрит со скидками, смотрит пристрастно,
Ищет старательно, но. напрасно!

Ясно, он просто над ней пошутил.
Милая шутка! Но кто разрешил?!
Девушка сдвинула брови. Сейчас
Горькие слезы брызнут из глаз.

Как объяснить ей, чудачке, что это
Вовсе не шутка, что хитрости нету!
Просто, где вспыхнул сердечный накал,
Разом кончается правда зеркал!

Просто весь мир озаряется там
Радужным, синим, зеленым.
И лгут зеркала. Не верь зеркалам!
А верь лишь глазам влюбленным!

Если любовь уходит

Если любовь уходит,
Какое найти решенье?
Можно прибегнуть к доводам,
Спорить и убеждать,
Можно пойти на просьбы
И даже на униженья,
Можно грозить расплатой,
Пробуя запугать.

Можно вспомнить былое,
Каждую светлую малость,
И, с болью твердя, как горько
В разлуке пройдут года,
Поколебать на время,
Может быть, вызвать жалость
И удержать на время.
На время — не навсегда.

А можно, страха и боли
Даже не выдав взглядом,
Сказать: — Я люблю. Подумай.
Радости не ломай.
И если ответит отказом,
Не дрогнув, принять, как надо,
Окна и двери — настежь!
— Я не держу. Прощай!

Конечно, ужасно трудно,
Мучась, держаться твердо.
И все-таки, чтоб себя же
Не презирать потом,
Если любовь уходит —
Хоть вой, но останься гордым.
Живи и будь человеком,
А не ползи ужом!

Не о любви прошу, не о весне пою,
Но только ты одна послушай песнь мою.

И разве мог бы я, о, посуди сама,
Взглянуть на этот снег и не сойти с ума.

Обыкновенный день, обыкновенный сад,
Но почему кругом колокола звонят,

И соловьи поют, и на снегу цветы.
О, почему, ответь, или не знаешь ты?

И разве мог бы я, о посуди сама,
В твои глаза взглянуть и не сойти с ума?

Не говорю «поверь», не говорю «услышь»,
Но знаю: ты сейчас на тот же снег глядишь,

И за плечом твоим глядит любовь моя
На этот снежный рай, в котором ты и я.

Если стихи понравились, нажмите кнопочки,
поделитесь с друзьями ссылкой! Спасибо! 

Стихи про скамейку

На той же я сижу скамейке,
Как прошлогоднею весной,
И снова зреет надо мной
Ожившей липы листик клейкий.

Опять запели соловьи,
Опять в саду — пора цветенья,
Опять по воздуху теченье
Ароматической струи.

На всё гляжу, всему внимаю
И, солнцем благостным пригрет,
Опять во всем ловлю привет
К земле вернувшемуся маю.

Вновь из соседнего леску,
Где уже ландыш есть душистый,
Однообразно, голосисто
Ко мне доносится: ку-ку! .

За цвет черемухи и вишни,
За эти песни соловья,
За всё, чем вновь любуюсь я, —
Благодарю тебя, всевышний!

Тянет нас память опять и опять
В тихую заводь далёкой тропинки,
Где нам приятно всегда вспоминать
Счастья минуты, как пазлы картинки.

Пусть годы быстро уносятся вдаль,
Тихо сменив наше лето на осень.
Всё, что былое, поверьте, не жаль,
Если мы Счастье в своём сердце носим.

Ясное утро, пустая скамья —
Это лишь снова Любви приглашенье.
Жар двух сердец, Чувства, Нежность, Семья —
Для одинокой скамьи утешенье.

Мне снился отчий дом, зелёный вяз,
У тына самодельная скамейка.
Признаюсь, здесь сидели всякий раз,
Найдя от всевозможных дел лазейку.

Отсюда было видно полсела,
Глаза востры – читай живую книгу.
Что говорить, скамья для всех была,
Как для голодного — ломоть ковриги.

На пересуды, сплетни был запрет,
За этим в строгости следила бабка
И пресекала каждого в ответ,
Повысив звучный голос для порядка.

Когда она садилась отдохнуть,
Со всех сторон смешно сбегались куры,
Для них всегда имелось что-нибудь.
Без зла бубнила: «Клюйте, бедокуры».

Любила собираться тут родня.
Под сенью распушившегося вяза –
Шум, гам, веселье, шутки, толкотня.
Все расходились далеко не сразу.

Скамья, скамья. Прохожему – приют,
Для нас, влюблённых – место для свиданий.
Скамья, скамья. Как ласков твой уют,
Дарящий тёплый свет воспоминаний.

Пустует одинокая скамейка
И ждёт тихонько вечера она:
«Придут сегодня Ира и Андрейка?» —
Мне парочка влюблённая нужна!»

Я буду слушать тихо разговоры,
Словечка своего я не скажу.
Закроет вечерок от солнца шторы.
И будет только слышно: «Шушу-шу…»

А в небе звёзд, планеты мириады,
Все на влюблённых глянуть захотят.
Уйдут они тихонько утром ранним.
А днём скамейка может и поспать.

В пределах городских урочищ,
У всех прохожих на виду,
Стоит она, одна из прочих,
Скамейка в небольшом саду.

Стоит себе спокойно, гордо,
Ей — всем пристанищем служить.
Причиной жизненного шторма
Способна ли скамейка быть?

И если встреча роковая
Вам на скамейке суждена,
Фатальную ли роль играет
В исходе встречи той она?

Ведь если б не было скамейки —
Не состояться встрече той.
Но как найти пути-лазейки
Уйти от встречи роковой?

А может — дело не в скамейке?
Мы все — покорные рабы
Насмешливой судьбы-индейки,
А может — умницы-судьбы?

Скамья — открытый ларь, в нём мысли
Незримые сокровищем лежат,
И ветер — почтальон разносит письма,
И письма то шуршат, то говорят,

То просятся в ладонь ладонью рыжей
Иль голову погладить норовят.
И сузится тропа дорожкой лыжной,
Где дворники работать не хотят.

На парковой скамье оставлен зонтик,
Но не забыт цветной листвы букет.
О том поведал моросящий дождик,
Что всякий, кто бывал здесь, тот поэт.

Искусствовед, писатель и философ
Осыпали скамью и парк с лихвой
Букетами разгадок и вопросов,
Как ветер — город парковой листвой.

Деревянная скамейка,
Как окошко в прошлое,
Ты тоску мою развей-ка,
Милая хорошая.

Ты напомни, как гуляли
Мы по парку осенью,
Любовались тополями…
Зелень с рыжей проседью.

Осень та осталась в детстве,
Старый тополь спилен,
Клён и липа по соседству
Набирают силу.

Асфальтируют тропинки.
Город молодеет.
Оживают, как картинки
Смелые идеи.

Читайте также  Мрт кисти руки

Город стал гораздо выше,
Дети на площадках.
Всё вокруг весною дышит.
Так что всё в порядке.

Время вьётся, словно змейка.
Мчатся мимо дни,
И снесут тебя, скамейка,
Ты уж извини…

В парке старая скамейка
Впала в дрёму зимних дней,
Белоснежною шубейкой
Серебрится снег на ней.

Рядом дворник чертит дуги
Ловкой худенькой метлой,
Возле старенькой подруги
Свист оттачивает свой.

Всё косится на скамейку,
Видно, хочет просвистеть,
Что душа под телогрейкой
Не замёрзла и на треть.

Но скамейка не спешила
Брать сегодня интервью,
Память тихо ворошила
Деревянную свою.

У неё архивчик старый –
Много ценного, но всё ж
Стук сердец влюблённой пары
Ни на что в нём не похож.

Много было откровений,
Слов хороших и плохих,
Молодой поэт Евгений
Ей шептал свои стихи.

Были школьные уроки,
И беседы, и кураж,
След оставили глубокий
Острый нож и карандаш.

Вспомнит старая скамейка,
Если память потрясти,
Смех и хриплое «Налей-ка! «,
Плач и тихое «Прости.

Вот и дворник не уймётся,
Этот свист теперь, что гимн.
Да. Бесед таких, сдаётся,
Не вела ни с кем другим.

Зябко. Ветер завывает,
Снег пушистый теребя.
Но скамейку согревает
Надпись «Я люблю тебя».

Стихи про скамейку

Скамейка в парке, припорошена листвой,
Под серым небом, под осенним ливнем.
Когда-то тут, когда был день иной,
Гуляли пары, семьи с ними дети.
Скамейка в парке, знаешь многих ты:
Счастливых, грустных, просто и веселых…
И кто-то ждал, оставил тут цветы…
Ты много значишь в жизни одиноких.
А сколько книг, журналов и газет
Ты прочитала только лишь за лето.
А для кого-то ты одна — таких больше нет,
И для кого-то ты излюбленное место.
Скамейка в парке, ты сейчас одна…
О чем ты думаешь? О чем сейчас мечтаешь?
Ты оживешь, когда придет весна.
А в этот день, сегодня ты скучаешь.

Та скамеечка была укромным местом,
Облюбованным влюблёнными, к тому же.
И фонарь над ней стоял. Но, как известно,
Фонари не светят там, где свет не нужен…

Сколько слов горячих помнила скамейка,
Сколько вздохов, сколько нежных поцелуев…
Вот поди, хранить сокровища сумей-ка!
А она ничуть не жаловалась всуе…

Приходить к скамейке мог любой и каждый,
Здесь сидящих покидали все печали…
Забрели сюда и мы с тобой однажды —
Просто так. Совсем по-дружески… Случайно…

И присели отдохнуть, когда стемнело
И была скамейка лунностью облита…
Был нежданным поцелуй… Но как же смело
Были губы горячи и ненасытны!

И фонарь, как НЛО, возник внезапно,
Зажигаясь неожиданно зелёным —
Загоревшись от весеннего азарта
Над скамейкой, освещением смущённой…

В парке старая скамейка
впала в дрёму зимних дней,
белоснежною шубейкой
серебрится снег на ней.
Рядом дворник чертит дуги
ловкой худенькой метлой,
возле старенькой подруги
свист оттачивает свой.
Всё косится на скамейку,
видно, хочет просвистеть,
что душа под телогрейкой
не замёрзла и на треть.
Но скамейка не спешила
брать сегодня интервью,
память тихо ворошила
деревянную свою…
У неё архивчик старый —
много ценного, но всё ж
стук сердец влюблённой пары
ни на что в нём не похож.
Много было откровений,
слов хороших и плохих,
молодой поэт Евгений
ей шептал свои стихи…
Были школьные уроки,
и беседы, и кураж,
след оставили глубокий
острый нож и карандаш…
Вспомнит старая скамейка,
если память потрясти,
смех и хриплое «Налей-ка!»,
плач и тихое «Прости…
Вот и дворник не уймётся,
этот свист теперь, что гимн.
Да… Бесед таких, сдаётся,
не вела ни с кем другим…
Зябко… Ветер завывает,
снег пушистый теребя…
Но скамейку согревает
надпись «Я люблю тебя».

На той же я сижу скамейке,
Как прошлогоднею весной,
И снова зреет надо мной
Ожившей липы листик клейкий.

Опять запели соловьи,
Опять в саду — пора цветенья,
Опять по воздуху теченье
Ароматической струи.

На всё гляжу, всему внимаю
И, солнцем благостным пригрет,
Опять во всем ловлю привет
К земле вернувшемуся маю.

Вновь из соседнего леску,
Где уже ландыш есть душистый,
Однообразно, голосисто
Ко мне доносится: ку-ку.

За цвет черемухи и вишни,
За эти песни соловья,
За всё, чем вновь любуюсь я, —
Благодарю тебя, всевышний!

Моя любимая скамеечка,
У дома рядышком стоит.
На ней сидят наши старушки,
У них в глазах огонь горит.
Всё о соседях они знают,
Судьба какая, кого ждёт.
Что происходит — осуждают,
Ну кто их, бабушек, поймёт.

Припев:
Скамейка, ты моя скамеечка,
Тебе давно уж много лет.
Судьбы суровой, телогрейка.
Родней тебя на свете нет.
К тебе ведут тропинки,
Приятно вместе помолчать.
Мелькают жизни все картинки.
Легко так юность вспоминать.

Моя любимая скамейка.
Свидетель юности моей.
С надеждой мне вручала,
На поезд жизни,свой билет.
В дорогу молча провожала,
Умела, беззаветно ждать.
О счастье и любви мечтала.
Долги учила возвращать.

Припев:
Скамейка, ты моя скамеечка,
Тебе давно уж много лет.
Судьбы суровой телогрейка,
Родней тебя на свете нет.
Стоишь седая, кособока,
Не буду я тебя менять.
Была со мною, не жестокой,
Тебя снести — себя предать.

Уносят вдаль лихие годы,
Как сложно истину принять.
Мы люди, часть природы,
И нужно твердо это знать.
Опять сменяет лето, осень,
Как птицы, годы пусть летят.
Судьбу и Бога часто просим,
Дни юности, вернуть опять.

Припев:
Скамейка, ты моя скамеечка,
Тебе давно уж много лет.
Судьбы суровой телогрейка,
Родней тебя на свете нет.
На ней влюблённые встречаются,
Восхода, до рассвета, ждут,
Бывает, иногда, ругаются,
Но замуж, всё равно, зовут.

Повторить.
Скамейка, ты моя скамеечка,
С тобой встречаю я рассвет.
Судьбы суровой телогрейка,
У дома стой, хоть сотни лет

Тянет нас память опять и опять
В тихую заводь далёкой тропинки,
Где нам приятно всегда вспоминать
Счастья минуты, как пазлы картинки.

Пусть годы быстро уносятся вдаль,
Тихо сменив наше лето на осень.
Всё, что былое, поверьте, не жаль,
Если мы Счастье в своём сердце носим.

Ясное утро, пустая скамья —
Это лишь снова Любви приглашенье.
Жар двух сердец, Чувства, Нежность, Семья —
Для одинокой скамьи утешенье.

На скамейке старенькой
Сватали и спорили…
Хвасталась внучатами
Бабушка одна.
И по каждой можно
Изучать историю:
Детство полуголое,
Колоски, война.
Жили, как положено —
С радостью и муками.
Разлетались деточки,
Таяла семья…
Вы живите, бабушки,
Вы гордитесь внуками!
Только не пустела бы
Старая скамья…

Загрустила скамейка в парке.
Одиноко ей стало в саду.
И уныло стоят деревья.
Сиротливо стоит скамейка.
Ветер злится, срывая листву.
Пожелтела листва, стали лысыми кроны.
Жёлтый лист на скамейку ложится.
Дарит Осень подарки свои.
Золотым звездопадом целуя.
Мелкий дождик закапал.
Это Осень пришла!
Стало грустно, уныло и скучно.
Всё пожухло. Листва и трава.
И воробушки сразу притихли.
Плачет Осень! Скамейка промокла.
Парк притих. Зарядили дожди.
Заскрипела скамейка от ветра.
И заплакала вместе с дождём.
Так тоскливо! И так одинока!
Ни Души! Всё пустынно кругом.
И уныло вздыхает скамейка.
Вспоминает она эти летние дни.
Эти звёздные ночи влюблённых.
Здесь встречалась любовь!
Здесь рождалась семья!
Обнимались они, целовались.
Здесь дарили цветы, засыпая скамейку.
Поцелуи влюблённых и смех до Зари.
Шум и гам! Много музыки, смеха.
И гуляли они до утра!
Под гитару звучали тут песни!
А, теперь тишина. Ни Души!
Ветер воет! И песни поёт!
Он тоскует о лете уныло.
Осень, осень! Дожди, холода!
Плачет осень! Серебрены нити.
Стало грустно вдруг ей.
Застонала Душа!
Отшумело веселье и лето!
Будет с грустью она вспоминать.
Эти шумные ночи! Эти летние дни!
Это жаркое, тёплое лето!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: