Производством косметики из кумыса займется казахстанский сельчанин - Yaboltushka.ru

Производством косметики из кумыса займется казахстанский сельчанин

Производством косметики из кумыса займется казахстанский сельчанин

Казахстанский коневод рассказывает историю о том, как с парного кобыльего молока родилось его собственное дело

Исконно казахский напиток кумыс с недавних пор стал очень популярным. Его предпочитают пить на тоях вместо алкоголя, употреблять в оздоровительных целях, казахстанские туристы даже принимают ванны с саумалом. Кобылье молоко используют в производствах мороженого, шампуня, и даже как лекарственное средство от вирусов. Такие слухи давно бытуют среди казахстанцев. Сегодня же мы публикуем настоящую историю Агро фермера Курмангали Жумагулова, который развеял мифы и догадки, рассказал обо всех тонкостях и сложностях ведения «бизнеса на кумысе», а также ответил на вопрос: правда ли, что саумал – это новый прибыльный вид предпринимательства в эпоху пандемии и действительно ли он помогает бороться с недугом?

История подготовлена корреспондентом портала el.kz

Кобылье молоко благодаря своим уникальным качествам может только бродить и только в кумыс. Благодаря таким необычным свойствам молока когда-то появился на свет этот кисленький и очень вкусный напиток.

Как на качество напитка влияет культура кормления лошадей

Молодой бизнесмен когда-то был дистрибьютором американской мраморной говядины. Затем он переквалифицировался в производителя казахского кумыса. К делу Курмангали Жумагулов подошел основательно. В изучение легли исследования КазНИИ, консультации и обмен опытом с учеными Торегельды Шармановым, Абаем Жангабыловым и другими представителями науки. По словам молодого человека, стойловой кумыс ничем не отличается от молока вольнопасущихся кобыл. Иногда даже лучше, например, он добился увеличения жирности с 0.8% (в среднем) до 1.9% только за счет хорошего корма.

Как оказалось, никакие специальные корма с добавками или уколы с гормонами не нужны для естественного увеличения удоя, то есть, количества молока, которое кобыла дает за раз. Наоборот, посторонняя «химия» может неблагоприятно сказаться как на самом животном, так и на кумысотерапии. Естественно, при этом обычную вакцинацию и ветконтроль никто не отменял. В стойлах лошади едят заготовки сена из горных трав, люцерну, пшено, отруби и ячмень.

Выгодно ли заниматься продажами кумыса, если он добывается только летом?

По практике Курмангали Жумагулова, молока зимой меньше, но есть. В будущем эксперт хочет попробовать искусственное оплодотворение – как оказалось, такое тоже возможно.

Еще одна тонкость состоит в том, что кобылы очень непростые животные, к дойке нужно подходить осторожно, а за процессом можно провести достаточно долгое время и всего несколько раз за день. Однако на собственном ранчо бизнесмена, кобыл доят 9 раз за сутки, через каждые два часа, за раз удой составляет от полулитра до полутора литра молока. Ночной удой начинается в 23:00, затем в час ночи, затем в три и пять. В полдень у животных запланирован моцион на два часа. Вечером местные конепасы снова выводят кобыл погулять и полакомиться люцерной на соседнем пастбище.

Удивительный факт: кобыл надо успеть подоить за 40-50 секунд, максимум, за одну минуту. Эти благородные и любимые народом среди остального скота животные не просто капризные, а жуткие привереды.

Лучше цену увеличить на 100 тенге, чем добавить 100 граммов воды

Для получения настоящего кумыса, как объясняет Курмангали, нельзя его разбавлять рисовым отваром, пшенной водой, кефирной сывороткой, коровьим и козьим молоком и тем более водой. Все это – лишь последствия недобросовестности и желание извлечь выгоду путем увеличения литража и искусственной кислотности. Такой напиток вреден. Предприниматель однажды отравился кумысом с известковой водой. С тех пор его кредо звучит так: «Лучше увеличить цену на 100 тенге, чем добавить 100 граммов воды».

Чтобы забродить степной напиток нужно выполнить очень много важных подготовительных шагов. И такой процесс достаточно трудоемкий, и не совсем романтичный, предупреждает предприниматель.

Во-первых, бродить молоко нужно только в деревянных бочках, так как оно окисляется при соприкосновении с железом и портится вкус. Подойдет также эмалированная кастрюля, но этот вариант хуже.

Во-вторых, исходный материал нужно взбивать и взбалтывать равномерно.

Автору оригинального материала удалось раздобыть еще парочку лайфхаков при изготовлении деревянной бочки, где будет рождаться казахское «вино». В первый раз бочка наполняется водой, чтобы части корпуса соединились и просели. Так емкость простаивает сутки, затем дерево нужно окурить тавольгой – для дезинфекции, после сразу же смазать жиром или маслом: курдючным салом, конским или обычным домашним сливочным. Кроме того, как и лучшие итальянские гейзерные кофеварки, французские винные бочки и китайские керамические чайники, казахскую деревянную емкость нельзя мыть ничем мыльным, дерево со временем должно впитать весь вкусовой букет.

Вот так, немного замысловато.

Кумыс не только изготовлять, но и пить нужно правильно

Как и у виноградного напитка, у кумыса есть выдержка, а наши предки каждому этапу дали свое название. Говорили даже, зимний кумыс пили только ханы, баи и зажиточные господа, летний – все население.

По мнению Курмангали, молоко и саумал полезны всем, его стоит популяризировать для профилактики многих болезней ЖКТ, сердечно-сосудистой системы и улучшения самочувствия.

К бизнесу кумысом нужно приходить осознанно

Сам герой истории пришел к этому в поисках собственного исцеления от «внутреннего жара», диагноза, который поставили тибетские монахи. Впоследствии выяснилось, что это нарушение функций почек и печени из-за камней. Из личного опыта, а также после консультаций с медиками и научным центром, Курмангали говорит, что важнее всего в питье кумыса – дозировка.

Европейский патент на кумыс

Слухи о том, предприимчивая немецкая семья Цольманов запатентовала кумыс и сделала его популярным в Европе, также давно передаются из уст в уста в нашем народе. Однако такие предположения ничем не подтверждены. По словам Жумагулова, это столь же невозможно, сколько и абсурдно.

А вот, что оказалось для граждан Германии возможным, так это получить патент на технологию: способ сублимации кобыльего молока в сухой порошок для дальнейшего использования в производстве косметологических средств, БАДов, средств гигиены и прочее, к тому же в нескольких странах проводят европейские кумыс-фесты уже много лет. Кумыс все еще считается казахским национальным напитком и в связи с последними событиями разбушевавшегося вируса Covid-19 – почти панацеей от всех болезней.

Прибыль от экспорта кумыса может быть в 5–6 раз больше, чем от нефти

Автор: Нурлан Турсынбек Юрий Дорохов

Почему кумыс так и не стал казахстанским национальным брендом на международном рынке — в этом вопросе его пока опережают Россия, Монголия и даже Европа. И как это можно сделать? Мнение из Казахстана.

Три года назад министр индустрии и торговли Казахстана Владимир Школьник написал в своем блоге: «Кумыс является национальным продуктом Казахстана, способным стать брендом республики. » – и посетовал, что свободные ниши на мировом рынке завоевывают зарубежные конкуренты. «В корпорацию KAZNEX. передан на рассмотрение вопрос об экспорте кумыса в Японию», – уточнил министр.

3 раза дороже, нежели производство такого же объема кумыса. Зато объем прибыли от напитка может быть больше в 5–6 раз, чем от нефти». Идея овладела массами. Минувшим летом в Семее заработал завод по выпуску сублимированного кумыса. Аналогичное производство готовится к запуску в Кызылорде. Почему же иностранные покупатели так пока и не попробовали казахстанский кумыс?

Минус миллиард

Завоевывать внешние рынки собрались представители страны, в которой еще не сложился рынок внутренний. Хотя на нем есть компании, работающие давно. Например, ИП «Шашков», один из немногих производителей кумыса в Алматы. По словам самого Сергея Шашкова, он занимается кумысом с 2001 года. «Мы начинали данный бизнес одними из первых, под брендом “Кумыс Альпийский”, – рассказывает он. – На тот период кумыс продавался у нас только на рынках».

Схожая история у компании ТОО «Корпорация “Саржайлау”». Основатель компании Ахметбек Нурсила переехал в Алматы из аула и, будучи ценителем и любителем казахской кухни, не смог найти здесь хорошего кумыса. Единственным местом продажи национальных продуктов были базары.

С 2008 года он стал объезжать регионы Казахстана, славящиеся кумысом, – Саржал, Каркара, Жана-Арка, Тулькибас, Кеген, Лебяжий, – по крупицам собирая информацию, рецептуру, секреты у потомственных кумысоделов. Потом перенимал опыт у производителей кумыса в Башкирии, Монголии, этнических казахов, живущих в Китае, консультировался с научными деятелями, профессорами.

После долгих экспериментов, соединив народную практику с наукой, с 2010 года корпорация начала промышленное производство двух видов кумыса – «Алтай», «Казыгурт» и шубата «Бозинген». Молоко приобретается у поставщиков из Алматинской и Южно-Казахстанской областей. Цех по переработке молока с 2010 года находится на территории молочного завода «Жігер» в Алматы. Производительная мощность – 5 тыс. литров в сутки. Технология производства позволяет увеличить срок хранения продукции от трех до шести месяцев без добавления консервантов и при сохранении всех полезных свойств.

Не у всех производителей судьба сложилась столь удачно. По данным специалиста по маркетингу ТОО «Корпорация “Саржайлау”» Альмиры Бекетаевой, за последние два года с дистанции сошло несколько крупных игроков. Например, компания «Казак сусындары», производившая широкий спектр продукции – от кумыса до коже и айрана. Или «Агро Меркур», которая более 10 лет производила шубат, даже экспортировала его в Москву.

Читайте также  Транспортировка людей преклонного возраста

Бекетаева считает, что рынок национальной кисломолочной продукции пока находится в стадии становления. С ней сложно спорить. Объемы производства и потребления кумыса и шубата в Казахстане оцениваются приблизительно в 25–45 млн литров в год (включая производство в домашних хозяйствах). Много это или мало? Исходя из данных работы «Казахи: Историко-этнографические труды» этнографа Алихана Букейханова, можно подсчитать, что 100 лет назад 4,5 млн казахов выпивали за год миллиард литров кумыса. В конце прошлого года мажилисмен Алдан Смайыл пожаловался, что в России действует более 80 производств кумыса, 48 санаториев с кумысолечением, «а мы до сих пор ничего не сделали». «Мне приходит на память то, как в Казахстане было 15 санаториев, где лечили кумысом. Почему мы не восстановим их?» – процитировал его риторический вопрос КазТАГ.

Неисповедимы пути контрабанды

И правда, почему? У участников рынка есть свой ответ на этот воп­рос. Они жалуются на сложности с производством. По данным Агентства РК по статистике, в Казахстане в 2011 году насчитывалось 172,5 тыс. голов лошадей. Будем считать, что половина – кобылы. Не так уж много. При этом большинство коневладельцев не занимаются дойкой. «Кобыла непосредственно дает в среднем два литра молока в день. Это очень небольшой объем. В сравнении с коровой, которая может давать до 12 литров», – говорит Шашков.

Осенью и зимой и эти скудные удои падают. Раньше кобыл и верблюдиц в холодное время года практически не доили. Сегодня многие фермеры сдвигают даты осеменения животных, соответственно двигая период лактации. Но количество зимнего молока все равно несопоставимо с летним.

По словам Шашкова, чтобы собрать сырье, приходится ездить по горам и джайлау. Добавим транспортные расходы, плату за хранение молока в холодильных установках (которых не хватает), прочие издержки – неудивительно, что при себестоимости молока в 230–250 тенге за литр цена кисломолочного продукта в пластиковой таре на полке магазина вырастает до 495–540 тенге.

Шашков отмечает, что с началом кризиса стал заметен спад потребительского спроса. Кумыс не считается товаром первой необходимости, покупатели предпочитают более дешевую продукцию из коровьего молока или киргизские бренды. На прилавках в РК можно встретить напитки «Чингисхан», «Шоро» – последний конкурирует с казахским коже. Стоят они в среднем 300 тенге за литр – у южных соседей ниже цены на сырье и дешевле рабочая сила. То, что с 2006 года ввоз мясо-молочной продукции из Кыргызстана в Казахстан запрещен и этот запрет был подтвержден осенью прошлого года, не мешает импорту. Характерно, что казахстанские кумысоделы не против киргизской продукции, даже наоборот – они жалуются, что сами не могут покупать кобылье молоко на киргизских пастбищах. А хотели бы.

Многие считают, что киргизский кумыс на казахстанских прилавках – уже не совсем кумыс. Предправления KAZNEX Ерлан Аринов как-то поделился с журналистами: «Хранить напиток можно до года. Но его полезные свойства исчезают через 72 часа. Есть у нас один ученый, который чуть ли не 40 лет бьется над проблемой сохранения лечебных свойств кумыса и шубата. Чтобы можно было их сохранять в виде порошка, а дальше по формуле “прос­то добавь воды”. Но пока ничего не получается».

На самом деле кое-что удалось. Профессор, лауреат независимой премии «Платиновый Тарлан» Зулхарнай Сеитов придумал способ консервации кумыса и шубата до 12 месяцев, причем с сохранением всех полезных свойств этих напитков. В конце 1990-х годов патент на технологию у профессора Сеитова хотели приобрести японские предприниматели за $100 тыс., однако профессор отказался продавать, желая внедрить массовую технологию в Казахстане.

Просто добавь закон

Казахстанские бизнесмены больше склонны доверять немцам. Как ни странно, они разбираются в кумысе. Минувшим летом в РК приехал бизнесмен Ганс Цольман, с успехом производящий и продающий кумыс у себя на родине. Как рассказывал сам Цольман, его тесть Рудольф Шторх после войны чуть не умер от туберкулеза в казахстанском лагере для военнопленных. Выходил его чабан, целое лето отпаивавший бедолагу кумысом. Вернувшись домой, Шторх купил лошадей и открыл кумысолечебницу в местечке Вальдбрунне.

Казахстанские предприниматели не ограничились опытом Цольмана. Основываясь на немецкой технологии сублимации, ТОО «Игеру» из Семея летом 2011 года начало выпуск сухого кобыльего молока. Его-то и предполагалось экспортировать. Стоимость проекта составила $1,4 млн. Однако, как рассказывал газете «Капитал» директор ТОО Ермек Абдиев, дело уперлось в отсутствие госстандартов и разрешительных документов. В сентябре было объявлено о планах СПК «Кызылорда» запустить аналогичное производство стоимостью уже $2 млн. Правда, без указания сроков. «Я готов покупать сухое кобылье молоко и потом вносить туда определенные закваски. Это решало бы много проблем», – отмечает Сергей Шашков.

«Сухое молоко – хорошая идея, ориентированная на экспорт и использование кобыльего молока в других сферах – в медицине, косметологии. Но вариант “просто добавь воды” пока, на наш взгляд, не сработает. Так как стоимость порошка, то есть сухого молока, очень высока для выпуска продукта массового потребления», – считает Альмира Бекетаева.

Получается замкнутый круг. Государство подтолкнуло бизнес к производству кумыса, но так и не разработало госстандарты. Нет и закона о национальных продуктах, не говоря уже о законе «О кумысе». Россияне подсуетились раньше нас: в Республике Саха (Якутия) действует закон под таким названием. Помимо Якутии и Германии производство кумыса развивается на Украине, в Монголии, Бельгии, Австрии, Голландии, Италии.

Если немного не подсуетиться, проблема вывода нашего кумыса и шубата на мировые рынки будет снята сама собой. Впрочем, у нас еще останутся уран и нефть. То, что Мукашев считает кумыс более выгодным, в конце концов, его личное дело.

Фермеры из Давлеканово в Башкирии превратили производство кумыса в прибыльный бизнес

Башкирский кумыс с давних времен считается ценным пищевым продуктом, обладающий высокими целебными свойствами. Одним из успешных производителей этого уникального напитка долголетия и здоровья в республике является крестьянско-фермерское хозяйство (КФХ) Нигматуллиных из Давлекановского района. Предприниматели открыли свое предприятие с 1 марта 2007 года.

Свою деятельность супруги Нигматуллины начали с покупки фермы и 14 голов кобыл, в развитие дела они вложили 500 тыс. рублей. Через год кумысоделы приобрели еще 10 голов молочной породы лошадей с Баймакского района.

— Это наш семейный бизнес, в деревне Ново-Яппарово, где мы живем, всегда была известна традициями кумысоделия. Еще в 2007 году в колхозе работала моя свекровь, которая занималась изготовлением кумыса. Вскоре она научила меня и еще двух своих снох производить этот напиток,— делится Сания Нигматуллина.

Предприниматели не стоят на месте, с каждым годом они расширяют свое производство. К примеру, в прошлом году супруги из села Ново-Яппарово Сания и Ильгиз Нигматуллины стали участниками ведомственной целевой программы «Развитие семейных животноводческих ферм на базе крестьянских (фермерских) хозяйств РБ на 2016-2018 годы» и получили грант в шесть миллионов рублей.

Как фермеру получить поддержку государства?

Отметим, что эта программа действует и в текущем году, все желающие фермеры могут получить грант на развитие своего хозяйства, если их деятельность соответствует определенным условиям:

  • численность сотрудников не должна быть менее двух человек,
  • члены и глава крестьянско-фермерского хозяйства (КФХ) должны быть гражданами России,
  • срок деятельности на дату подачи заявки на конкурс не должен превышать два года с даты ее регистрации,
  • также семейно-животноводческая ферма должна быть зарегистрирована в сельской местности республики,
  • ее учредители не должны ранее получать грант в течение двух лет.
  • в собственности нужно иметь ферму, земельный участок, также им следует иметь свой бизнес-план, предоставить план расходов, состоящий из 60% грантовых средств, и 40% собственных средств, и вести свою деятельность не менее пяти лет после получения гранта.

Что можно купить на деньги, выделенные государством?

Участвовать в этой программе в сфере коневодства Сание Ануровне подсказали на одном из конкурсов кумысоделов в Кугарчинском районе еще в прошлом году. В 2016 году фермеры подали заявку на получение гранта, и сразу прошли конкурсный отбор, после проверки членами комиссии их деятельности. На полученные средства фермеры докупили 50 голов лошадей, две ванны для пастеризации, четыре дойных аппарата, автомобиль «ГАЗель» для перевозки кумыса, на оставшиеся три миллиона рублей предприниматели отремонтировали ферму.
На сегодняшний день на средства гранта супруги Нигматуллины построили новый кумысный дом, где производится кисломолочный напиток.

— Заниматься такой деятельностью нелегко, нужно не только содержать поголовье лошадей, но и тщательно следить за качеством производства напитка, рано вставать и работать до поздна, — отмечает Сания Нигматуллина.

Национальный напиток башкир пользуется спросом в основном в теплое время года. Но и зимой работа не заканчивается — с апреля по октябрь у семьи Нигматуллиных сезон производства и продажи кумыса, а в холодное время года они занимаются продажей мяса конины, казылыка, производством кобыльего молока. По словам фермеров, общий доход зависит от поголовья лошадей. В среднем же чистая прибыль от производства кумыса составляет полтора миллиона рублей в год, но в этом году ее уровень может быть больше — предприниматели закупили еще дополнительное число голов лошадей. В месяц супруги производят 6000 литров богатырского напитка, а это 200 литров в сутки. Весь процесс производства кумыса делится у фермеров в течение дня на четыре дойки.

Читайте также  Эпиляция зоны бикини – быстро и доступно

— С реализацией напитка осенью сложно, начинаются дожди, в это время мы испытываем сложности с реализацией продукции. Хотя в Башкирии испокон веков фермеры занимаются кумысоделием, но никто не производит кумысное оборудование. Все оснащение нам пришлось заказать в прошлом году из Татарстана — доильные аппараты и кумысные мешалки, — признается Сания Ануровна.

Своих торговых сетей у семьи Нигматуллиных нет. Фермеры самостоятельно развозят кумыс по магазинам Давлеканово, Чишминского района, также в Уфе в район Сипайлово и в поселок Шакша. А в этом году предприниматели начинают работать с санаторием Юматово.

Коллектив у фермеров небольшой — всего восемь человек, четыре доярки, конюх, сами супруги Нигматуллины и их сын. Средняя заработная плата сотрудников составляет 12 тыс. руб. Помимо этого, они берут 1 литр кумыса бесплатно.

Отметим, что супруги Нигматуллины активные участники республиканских и всероссийских конкурсов. Ежегодно они представляют свою продукцию на суд компетентного жюри и завоевывают призовые места. Что дает им стимул работать дальше и больше на качество и радость потребителя.

Капризы древнего напитка

В Башкортостане в прошлом году было произведено более полутора тысяч тонн кумыса, больше, чем в любом другом регионе страны. Однако при делении этого кисломолочного озера на количество жителей получается меньше пол-литра на человека. А как утверждают знатоки, пьешь кумыс месяц — утоляешь жажду, пьешь год — обретаешь здоровье. Как же добиться такого результата?

Естественно, надо увеличивать надои кобыльего молока — основы кумыса. И специалисты прекрасно понимают необходимость увеличения численности башкирских пород лошадей. Например, один из конезаводов, расположенных под Уфой, практически исчерпал возможности своей территории и часть лошадей вывозит на машинах летом в Салаватский район. Не исключено, что со временем здесь будет открыт филиал предприятия, который позволит увеличить количество лошадей вдвое. А самая большая часть республиканского табуна находится в степях Башкирского Зауралья, где имеются огромные резервы для дальнейшего наращивания поголовья и, соответственно, производства кумыса. Однако здесь-то и встает во весь рост главная кумысная проблема — проблема сбыта.

Натуральный кумыс сохраняет свои полезные качества лишь в течение 72 часов, да и то при определенной температуре хранения. Идеальный вариант — пить его свежим непосредственно на ферме. Поэтому лет десять назад угоститься этим напитком можно было разве что где-нибудь на районном сабантуе. Отличает кумыс от других напитков и сильная газированность, что нередко приводит к весьма печальным последствиям — от испорченной одежды до травмирования осколками бутылки. Затрудняет ритмичные поставки этого продукта в торговые организации и сезонность производства самого кобыльего молока.

Такая ситуация вряд ли кого устраивает. Проблему сезонности в какой-то мере решает традиционная технология превращения молока в порошок методом сушки. Но даже такие примитивные установки есть не во всех хозяйствах. А, во-вторых, порошок нередко придает напитку специфический привкус подгорелости. Обеспечить безопасность при перевозках и потреблении пытаются путем использования пластиковых бутылок, что весьма сомнительно, учитывая агрессивный характер напитка. Возможно, выход найдется в использовании тетрапаков. Но заняться этим вопросом пока просто некому.
И все же главным препятствием для широкого распространения кумыса, в том числе и в других регионах, остается крайне короткий срок его хранения. Интересная разработка в этом направлении появилась в лаборатории биологически активных добавок медуниверситета, где утверждают, что его специалистам удалось создать быстрорастворимый кумыс в виде таблеток, которые способны превратиться в натуральный целебный напиток после часа-полутора настаивания в стакане минералки или кобыльего молока. Специалисты-практики, правда, к этим заявлениям относятся скептически, большинству из них более предпочтительной и перспективной кажется технология концентрации кобыльего молока по типу сгущенки. Но пока это только разговоры и мнения. Реально современной технологии, способной резко увеличить присутствие кумыса на прилавках магазинов, на сегодняшний день не существует.

В результате рынок стремительно заполняется подделками. Дошло до того, что некие жидкости из коровьего молока именуются кумысом. А если уж в коктейле из козьего молока есть хоть капля молока кобыльего, то тут и вовсе не смей ставить под сомнение право фирмы использовать ничейный бренд «Кумыс».

Интересная ситуация складывается и с точки зрения удовлетворения спроса. Например, известная в регионе торговая сеть в декабре продала чуть более десяти тысяч бутылок натурального кумыса, летом эта цифра увеличивается примерно в два раза. При этом считается, что дефицита продукции нет и спрос удовлетворяется полностью. Такое положение можно объяснить одним: недостатком информации. Многие, видимо, считают, что рекламы, созданной кумысу как чудо-напитку еще классиками русской литературы в лице Толстого и Чехова, вполне достаточно и сегодня. Оказывается, что вопрос так запущен, что до сих пор не существует документального подтверждения лечебных свойств древнего напитка. Но если целебная сила лошадиного напитка не миф, а реальность, то отсутствие реальных действий по его пропаганде очень трудно объяснить. Особенно если учесть лидирующие позиции России, в том числе и Башкортостана, в продаже сигарет и росте заболеваний туберкулезом.

Хайбулла Галин, заместитель министра сельского хозЯйства РБ:
— Племенную работу в республике ведут 14 хозяйств. Для стимулирования приобретения у них породистых лошадей с 2001 года всем сельхозпредприятиям независимо от форм собственности выделяются льготные кредиты и безвозмездные дотации в размере десяти тысяч рублей за одну голову. В результате производством кумыса занимаются уже в сорока пяти районах. Ставится задача, чтобы в каждом районе работал хотя бы один подобный цех. До 2004 года производство кумыса также дотировалось из республиканского бюджета. Сейчас такой необходимости уже нет.

Кумыс в бренды

Наш национальный напиток кумыс, секреты изготовления которого дошли до нас из далекой древности, давно известен за пределами страны. Его целебные свойства по достоинству оценены европейцами: он способен помочь больным, страдающим болезнями желудочно-кишечного тракта и туберкулезом. К сожалению, кумысоделие в нашем регионе, который имеет огромный потенциал в этом направлении, не поставлено на поток. Кто заинтересован в местном кобыльем молоке и что мешает нам заняться производством кумыса в больших объемах – наша Главная тема.

Ход конем

Актюбинские коневоды, которым предложили сдавать кобылье молоко по приемлемым ценам в централизованные пункты приема, имеют разное мнение по этому поводу, но они согласны в одном — это даст мощный импульс развитию коневодства в области.

Сбыт на выгодных условиях
Карагандинский племенной завод занимается производством порошка из кобыльего молока, из которого, в свою очередь, можно производить кумыс. Сейчас завод имеет 800 дойных кобыл, но его мощности позволяют производить намного больше порошкового молока. Поэтому его представители приехали в Актобе, чтобы предложить сельским предпринимателям на взаимовыгодных условиях продавать заводу кобылье молоко.
Как объяснил на встрече с местными руководителями крестьянских хозяйств карагандинский гость, председатель правления племенного завода ТОО «Женис» Джамбул Жундубаев, они намерены предоставить местным коневодам максимально приемлемые условия.
— Мы предлагаем установить пункты приема кобыльего молока в районах и даже селах, где расположены крестьянские хозяйства, которые могут в одиночку или сообща сдавать в пункты не менее 2 тысяч литров молока в день, — озвучил условия карагандинец. — С учетом того, что ваш регион является одним из благоприятных в плане развития коневодства, мы планируем собирать в Актюбинской области не менее 300 тонн кобыльего молока за 3-4 месяца. Важным требованиям является то, что молоко должно быть стерильным, молоко ручной дойки мы принимать не будем.
Закупочная стоимость молока будет составлять, как сообщил Джамбул Жундубаев, 400 тенге за литр, при этом каждому из крестьянских хозяйств придется приобрести охлаждающее оборудование, танки для перевозки молока в приемные пункты, доильные агрегаты. Актюбинских коневодов, многие из которых имеют до нескольких тысяч лошадей, очень заинтересовало это предложение. Животноводы согласились с тем, что намного выгоднее продавать молоко, чем продавать кумыс небольшими партиями. Объем принимаемого кобыльего молока, как добавил Джамбул Жундубаев, ограничиваться не будет.
— Дело в том, что китайские покупатели просят у нас 20 тонн молочного порошка в месяц, а мы можем сейчас производить лишь 30 тонн в год, — объяснил Джамбул Жундубаев. — Потребности огромные, нам надо срочно увеличивать объем продукции.

Мнения разные — результат один
Почти все крестьянские хозяйства области, за малым исключением, имеют как минимум с десяток лошадей, и каждое из них, хоть и в небольших количествах, производит кумыс.
Кыдырбай Ксупов, чье крестьянское хозяйство «Аблай» находится в Алгинском районе, имеет 300 голов лошадей. Предложение карагандинских коллег он воспринял как выход.
— Крестьянское хозяйство образовано в 1997 году, и тогда у меня насчитывалось всего с десяток лошадей, — поделился животновод. — Сейчас их количество выросло до 300, около 70 из них — дойные кобылы. Их количество можно увеличить, но в этом нет нужды, спрос на кумыс есть, но небольшой. Если же будет возможность реализовывать кобылье молоко в неограниченном количестве, то это даст мощный импульс увеличению количества дойных кобыл. Вместе с этим увеличится и общее поголовье лошадей, возникнет необходимость в приобретении доильных агрегатов, охлаждающего оборудования, танков для перевозки молока. Естественно, кто-то этим должен будет заниматься, а значит, появятся и новые рабочие места.

Читайте также  Сердечники умирают от неисправных стимуляторов ритма сердца


Как отметил принявший участие во встрече с карагандинскими коневодами заместитель акима области Мавр Абдуллин, в реализации кобыльего молока смогут принять участие и крестьянские хозяйства, имеющие небольшое поголовье лошадей.
— Мелким хозяйствам необходимо объединяться и создавать сельскохозяйственные кооперативы, — заявил замакима. — Они дают свои преимущества, предлагая рынку не разрозненную продукцию мелких хозяйств, а продукт нескольких или десятков хозяйств одного сельхозкооператива. Это даст также возможность минимизировать потери производителей.

Фото из открытых интернет-источников

Мясо или молоко?

Проект, который реализуют карагандинцы, весьма интересный. Нам предлагают реальные шаги по реализации кобыльего молока, в чем мы пока испытываем определенные затруднения.
С этим делом в нашей области очень даже непросто. Крестьянские хозяйства, которые занимаются коневодством, не всегда могут сбыть не только само кобылье молоко, но даже готовый продукт — кумыс. И неспроста многие ухватились за идею карагандинцев, считая ее в большей степени рациональной. Многих устроили закупочные цены, которые им предложили, — 400 тенге за литр молока. Правда, были и несогласные, считающие, что предложенная цена очень низкая.
Устраивает крестьян и механизм реализации — сдача продукции в места ее сбора. Словом, желающих воспользоваться предложением карагандинских предпринимателей оказалось не так уж и мало.
Лично я тоже поддерживаю инициативу карагандинцев, но все же одолевают некоторые сомнения. Сразу возникает вопрос: почему подобный проект стал возможным в Карагандинской области, в промышленном регионе, где коневодство развито, скажем, даже не как у нас? Почему не у нас, где сильны традиции коневодства. Ведь мы имели знаменитый на всю бывшую страну Мугалжарский конезавод. И приехали к нам карагандинские посланцы совсем не зря: у нас и сегодня коневодство развито совсем не плохо.
Вот только инициативу проявили они, а не мы. Словно бы у нас возможности не такие. Если проект на самом деле заработает, то мы будем поставлять в соседнюю область свою продукцию в виде молока. Там ее переработают в порошок и отправят в Китай, где смесь размешают с другими ингредиентами и получат кумыс. Однако конечный продукт уже не будет стоить четыреста тенге — значительно дороже.
Я бы еще понимал, если бы карагандинцы сами довели дело до конца и реализовывали продукцию уже в виде кумыса, но ведь плодами кропотливого труда сотен казахстанцев будут пользоваться иностранцы. И сливки будут снимать они!
Почему я говорю — кропотливого труда? Потому что молочное коневодство — самое сложное в животноводстве. Основная масса молочного стада может дать 3-4 литра молока в день. Чтобы получить такое количество молока, требуется пятиразовое доение. В нашей области машинное доение кобыл наладили пока единицы. В основном удой ведется вручную, а это не каждому под силу. Надо иметь в этом деле определенную сноровку и навыки.
Именно это обстоятельство является сдерживающим фактором в развитии молочного коневодства. Внедрение машинного доения в области только-только начинается. В этом отношении предпочтительнее положение в крестьянском хозяйстве «Томирис» Айтекебийского района, где есть возможность ежемесячный надой доводить до тонны. Применяет машинное доение и крестьянское хозяйство «Аблай» в Алгинском районе.
Надо сказать, хозяйства, которые занимаются коневодством, доят кобыл большей частью для своих нужд и реже — для реализации. Оно и понятно: испокон веков молочное коневодство у казахов не было в почете. Степной народ предпочитал мясное направление.
Хотя, по словам главного специалиста отдела животноводства
облсельхозуправления Нурлыбека Алимбекова, у нас возможности немалые. Мы можем в год надаивать от нашего стада до трех тысяч тонн молока. Это при том, что резервы у нас огромные. Сейчас мы доим только около пяти процентов имеющихся кобыл.
Но, как утверждает фермер из Темирского района Сакыпжамал Анешева, бесконечно увеличивать молочное стадо тоже нельзя. Это может пагубно сказаться на мясном направлении, так как, если не спаивать молоко в достаточном количестве жеребятам, то нельзя ожидать полноценного роста потомства. Значит, не получим достаточное количество мяса. Как отмечалось выше, мясное направление для нас является приоритетным. По мнению фермера, увеличение производства молока приведет к деградации мясного коневодства.
Но так или иначе казахи всегда занимались производством кобыльего молока и в любом случае будут заниматься им, поэтому вернемся к изначальной своей мысли: сможем ли мы перерабатывать эту продукцию у себя в области или окажемся сырьевым придатком для более предприимчивых бизнесменов из других регионов.
Если мы действительно имеем кобылье молоко в достаточном количестве, чтобы перерабатывать его в кумыс, тогда почему мы не ставим вопрос о его переработке у себя? Многие фермеры занимаются этим и сейчас, но кустарно и при этом серьезно сталкиваются с проблемой его реализации. Все дело в том, что кумыс и в целом кобылье молоко — скоропортящиеся продукты. Именно это обстоятельство затрудняет его реализацию. Но выход из этой ситуации найден давно. Кумыс из порошковых смесей хранится очень долго, поэтому на эту технологию и переходят предприятия, которые собираются изготавливать этот целебный продукт в большом количестве. Выражая свою точку зрения, я вовсе не против того, чтобы предприятия кооперировались, но как патриот своей родины очень хочу, чтобы дело, которым занимались наши деды и прадеды, продолжили их потомки. Чтобы кумыс с лейблом «Сделано в Актобе» стал настоящим брендом нашей республики.
Муапих БАРАНКУЛОВ

Перспективы есть, кадров — нет

Мы попросили выступить в качестве эксперта известного коневода, лауреата Государственной премии Казахской ССР Серикбая Рзабаева.

Всем известно, что в Актюбинской области прекрасные пастбищные условия, а самое главное, наши кобылы — высокопродуктивные. Достаточно сказать, что все три породы кобыл, с которыми я работаю, дают высокие надои. Некоторые из них за одну дойку дают до 2,5 литра молока. Рекордсмены кушумской и мугалжарской пород наиболее продуктивны, даже при одновременном выпаивании молодняка они давали до 21 литра товарного молока за сутки.
Это не голословное заявление. Таких надоев мы достигали на конеферме Опытной станции еще в советское время. К сожалению, теперь этой фермы нет. Там мы производили кумыс.
Я селекционер и не знаю тонкостей производства этого напитка, но помню, что килограмм сухой смеси из кобыльего молока стоил в то время в Германии 26 марок. Там этот напиток в большой цене.
Чем же привлекательно молоко кобыл? Во-первых, оно по своему составу и свойствам близко к материнскому молоку и является наиболее естественным продуктом питания человека, особенно детей. Кобылье молоко представляет собой жидкость из воды и растворенных в ней белков, жиров, углеводов, минеральных веществ, ферментов, витаминов, гормонов, иммунных тел, пигментов, газов.
В кобыльем молоке содержится около двух процентов белков — почти в полтора раза меньше, чем в коровьем. Белки кобыльего молока представлены казеином, альбумином и глобулином. Казеин этого молока хорошо растворяется в воде, тогда как казеин коровьего молока почти не растворим в нем. В то же время в молоке кобыл в три раза больше альбумина по сравнению с коровьим, поэтому коровье молоко считается казеиновым, кобылье — альбуминовым.
Коневодство Актюбинской области в основном базируется на разведении и совершенствовании местных пород лошадей. В южном регионе области (Шалкарский район) преобладает казахская порода типа жабе, в Западном (Байганинский, Хобдин-ский и Уилский) — также эта порода. Порода жабе разводится и в восточных районах области (Айтекебий-ском и Иргизском). В центральном (Мугалжарский и Темирский) — мугалжарская и кушумская породы.
В отличие от других видов животных 67,9 процента поголовья лошадей сосредоточено в крестьянских хозяйствах. Это говорит о том, что с ними легче проводить необходимую работу.
Словом, у нашей области есть потенциал наладить производство кобыльего молока в необходимом количестве. На вопрос, почему же область не пытается организовать промышленное производство кумыса у себя, скажу следующее: у нас нет кадров, хорошо знающих технологию этого производства.
Если всерьез задаться этой целью, то надо готовить кадры. Кроме того, следует осуществить массовый переход от ручного к машинному доению. Дело это несложное, как кажется на первый взгляд. В свое время на конеферме Опытной станции мы перешли на машинное доение без проблем. Доильное оборудование не очень дорогое, просто надо учитывать биологические особенности кобыл. Они машинному доению поддаются значительно трудней, чем, к примеру, коровы.
При желании можно сделать все, в том числе и наладить производство кумыса. Главное — мы имеем для этого сырье в необходимом количестве и можем дальше развивать молочное коневодство.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: