В российских больницах простаивает новое оборудование - Yaboltushka.ru

В российских больницах простаивает новое оборудование

Новости

Чтобы в больницах по всей стране не простаивало дорогое медоборудование, эксперты предлагают уходить от госзакупок

Проблема простоя дорогостоящего медицинского оборудования в российских больницах остается по-прежнему актуальной. Выяснилось, что «пылятся» в клиниках в том числе приборы, предназначенные для лечения раковых заболеваний. Для выхода из ситуации эксперты предлагают постепенно уходить от системы госзакупок и начинать работать напрямую с производителем. Преградой для реализации этой инициативы может стать санкционная политика России.

По данным «Новых известий», дорогое медицинское оборудование используется неэффективно или не вводится в эксплуатацию вовсе во многих регионах. Так, в июле управление Росздравнадзора Калининградской области во время проверок обнаружило, что в детской областной больнице в результате выхода из строя градиентного усилителя пять месяцев не работает магнитно-резонансный томограф стоимостью 85 млн рублей. Аппарат поставили в учреждение в 2012 году в рамках региональной программы модернизации здравоохранения.

Кроме того, в инфекционной больнице длительное время простаивает ультразвуковая диагностическая система Aixplorer, которая нуждается в дорогостоящем ремонте. «Имеются случаи, когда оборудование не используется ввиду отсутствия подготовленных помещений, нехватки квалифицированного персонала», — пояснила изданию руководитель территориального управления Росздравнадзора Алла Великая. По ее словам, при выявлении подобных случаев ведомство составляет предписания об устранении нарушений и направляет информацию о них в региональные Минздрав и прокуратуру.

В июле были озвучены результаты прокурорских проверок в Крыму, касающихся реализации Программы модернизации здравоохранения республики на 2014-2015 годы в части использования медицинского оборудования при оказании помощи пациентам. Выяснилось, что на полуострове медоборудование тоже часто стоит без дела: более трех месяцев не эксплуатируются аппараты вентиляции легких в Симферопольской городской клинической больнице N7. Очередь на томографическое обследование в Крымском республиканском онкологическом диспансере им. В.М. Ефетова расписана до конца 2015 года.

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа в июне сообщила об аналогичной проблеме. «К примеру, в Октябрьской районной больнице на протяжении более пяти месяцев не введен в эксплуатацию компьютерный томограф в связи с отсутствием специально оборудованного помещения. Факты длительного простоя дорогостоящего медицинского оборудования также выявлены в Лангепасской, Мегионской, Радужнинской и Югорской городских больницах», — сказано в сообщении ведомства.

В Удмуртии также существует проблема простоя медтехники. «В нейрохирургическом отделении городской больницы N3 Ижевска без работы находится эндоскопическая стойка. О причинах сложно судить, но, наверное, это связано с тем, что врачи не обучены на ней работать», — заявил изданию сотрудник больницы на условиях анонимности. Собеседнику «Новых известий» неясна даже цель приобретения аппарата, который позволяет совершать набор эндоскопических операций на грудном отделе позвоночника. «Достаточно редкая патология. И набор не весь куплен. Не хватает шлангов для подачи воды (мелочи, но без них не очень удобно). Да и никто не заинтересован в таких операциях. В зарплате разницы нет: располосовать полспины или через мелкие проколы все сделать», — рассказал медработник.

Прокуратура Забайкальского края в феврале текущего года выявила факт простоя медицинского оборудования стоимостью 98 млн рублей. Сотрудники ведомства обнаружили нарушения в «Ожоговом и кардиологическом центре», строить который начали в 2004 году, а в эксплуатацию не ввели до сих пор. В 2012-2013 годах на объект приобрели 10 единиц медтехники, в том числе компьютерный томограф и рентген-диагностический комплект. Оборудование было смонтировано, стояло без пользы из-за неработающего здания. Позже аппараты временно перевели в городскую больницу N1.

В России простаивает оборудование для онкобольных

Ранее в ходе проведенной Росздравнадзором проверки выяснилось, что дорогая медтехника, закупленная в 2006-2012 годах в рамках нацпроекта «Здоровье» и реформы обязательного медицинского страхования (ОМС), простаивает. Для ее активного использования не хватает денег и квалифицированных специалистов, обнаружилось во время мониторинга ведомства. Причем проблема возникла еще в начале реализации упомянутых масштабных госпрограмм. С начала закупок новой медтехники прошло уже девять лет. При этом на оборудование, которое теперь практически не используют, ушло более 400 млрд рублей.

Помимо этого в 2014 году в стране была завершена Государственная онкологическая программа, на которую потратили из бюджета 47 млрд рублей. Большая часть этих средств ушла на закупку передового медицинского оборудования. В настоящее время, как сообщили «Новым известиям» активисты общества «Онкоактивность», в некоторых больницах оно простаивает. «Оборудование, полученное в рамках Федеральной программы, используется на 15-20% от своих мощностей», — признал главный онколог России Михаил Давыдов.

Эксперты называют множество причин простоя медтехники

Ранее специалисты называли множество причин, из-за которых дорогостоящее оборудование может не использоваться больницами. Директор ЗАО «МСМ-Медимпэкс», поставляющего медоборудование в клиники Константин Генин возлагает ответственность в том числе на руководство медицинских учреждений. В качестве примера Генин привел Забайкальский краевой онкологический диспансер, куда оборудование было поставлено в срок, но не использовалось, пока делали ремонты в помещениях под его установку, получали государственную лицензию, разрешение на эксплуатацию.

«В результате — начали использовать только в 2015 году. Удивительно, что поставщик (связанный жесткими контрактными сроками) привозит оборудование за два-три месяца, и только после этого диспансер больше года занимается тем, чем нужно было заниматься заблаговременно (или как минимум — гораздо оперативнее). Почему это происходит — наверное, лучше поинтересоваться у руководителей подобных медучреждений и региональных органов здравоохранения», — пояснил собеседник издания.

Также несколько причин простоя назвала директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович. Первая связана с тем, что при закупке дорогостоящего аппарата не предусматривается бюджет на его расходные материалы и необходимые запчасти. «Они должны финансироваться из тарифов ОМС, но только в случае их цены до 100 тысяч рублей. Таким образом, система обеспечения всего жизненного цикла оборудования остается непродуманной», — заявила эксперт. Вторая причина связана с нехваткой специалистов: «Либо врач был, но уволился, либо его не успели подготовить. Все специалисты лучевой диагностики у нас в большом дефиците». Третья касается специальных условий для установки оборудования, деньги на создание которых тоже часто заранее не предусмотрены. Четвертая — нет денег на ремонт. Пятая причина — закуплено несовместимое оборудование.

Спасет ли положение уход от госзакупок в условиях санкций

По мнению Попович, возможным решением проблемы может стать уход от системы госзакупок, после которого покупать услугу по использованию оборудования больницы будут у производителя. Последний в этом случае сам будет ремонтировать и закупать расходные материалы. «Я видела уже подобные прецеденты, когда поставщик предоставляет полностью оборудованную операционную, в которой работают врачи», — пояснила Попович. Собеседница отметила, что оборудование часто морально устаревает за 2-3 года, и в идеале нужно уже покупать новое. Получается, что аппаратов для лечения и так не хватает, а их к тому же не используют годами.

Однако постепенному уходу от системы госзакупок может помешать санкционная политика РФ. Недавно Минпромторг разработал проект постановления правительства, расширяющий список иностранных медицинских средств, которых коснутся ограничения при госзакупках.

Российские некоммерческие организации попросили премьер-министра Дмитрия Медведева доработать перечень иностранных медсредств, импорт которых власти собираются запретить. Дело в том, что аналогов некоторых медицинских изделий нет на отечественном рынке.

Если запрет все же будет принят в том виде, в котором его представило правительство, то из-за ограничения госзакупок рынок может уменьшиться в целом, и тогда иностранным производителям станет невыгодно поставлять продукцию в РФ. В этом случае российские больницы лишатся возможности покупать иностранное медоборудование, не имеющее аналогов на российском рынке, и в государственном, и в частном порядке.

Почему простаивает дорогое медицинское оборудование?

Главная проблема современной России заключается в том, что у нас к решению государственных задач нередко «прилипают» исполнители с сугубо частными интересами.

Это очевидно и рядовым гражданам, и высшему руководству страны. 2020-й год станет годом активного освоения регионами средств федерального бюджета на развитие здравоохранения в части обеспечения высокотехнологичным оборудованием.

В конце 2019-го Президент РФ В. В.Путин провел три специализированных совещания по теме развития здравоохранения. Эта небывалая для такого уровня мероприятий плотность встреч по одной и той же тематике означает только одно — Президент страны требует от чиновничества не выполнения формальных планов, а реального положительного изменения ситуации в отрасли.

В своем послании Федеральному Собранию 15 января 2020 г. он отметил: «О здравоохранении люди судят, конечно же, не по цифрам и не по показателям. Человека, который вынужден ехать за десятки километров в поликлинику, тратить целый день в очереди или неделями ждать приёма у узкого специалиста, мало интересует, насколько выросла средняя продолжительность жизни в стране. Он думает о своей жизни — это понятно, — о своём здоровье, о том, как безо всяких препятствий получить качественную и своевременную медицинскую помощь».

К сожалению, в регионах нередки случаи, когда порочная связка заказчиков медтехники, лекарственных препаратов, и поставщиков работает скорее на ухудшение условий исполнения заказов, чем на решение насущных проблем медицинских учреждений и, в конечном итоге, пациентов.

Особенно остро эта проблема коснулась закупок высокотехнологичной техники. Поскольку сама логистическая цепочка, обеспечивающая факт поставки оборудования здесь гораздо длиннее и сложнее чем при продаже медикаментов. Если в последнем случае это упрощенно «выиграл тендер — привез партию медикаментов по назначенному адресу в нужном объеме и качестве в срок», то в случае с медицинским оборудованием окончанием поставки является факт монтажа и проведения первой медицинской манипуляции на пациенте. А это уже совсем другая история.

  • Нужно выиграть тендер на поставку,
  • нужно отследить, чтобы строители правильно подготовили помещение под оборудование,
  • нужно предельно качественно смонтировать оборудование,
  • обучить персонал медучреждения, а часто и помочь в подборе уникальных специалистов.

Особо остро задача поставки и активного использования сложной медицинской техники стоит сегодня в сфере онкологии. В России сегодня для этого созданы все условия: действует Национальная онкологическая программа 2030. В Россию безо всяких ограничений поставляются новейшие линейные ускорители для радиотерапии и полный набор других аппаратов, необходимых для диагностики и лечения рака.

Рак во многих случаях излечим! И это не просто лозунг. Ныне есть для этого и научная база, и техническая.

Проблема же заключается в том, что закупленное медицинскими центрами дорогое оборудование пылится мертвым грузом в целом ряде регионов. Месяцами и годами его не могут запустить!

Для справки: в день на новейшем аппарате для лучевой терапии можно пролечить до 90 человек. А в год это более 1,5 тысяч пациентов, которым провели полный курс лечения. Раньше о таком можно было только мечтать.

Но как правильно закупить такое оборудование? Как сделать так, чтобы оно в конечном итоге заработало в конкретном онкоцентре и начало приносить пользу людям, лечить онкобольных? Продать высокотехнологичное оборудование это не то же самое, что таблетками торговать. Здесь важна каждая мелочь — готовность помещения, мотивация персонала, доступность запчастей и высококачественный сервис, возможность обучать и постоянно повышать квалификацию специалистов, развивать научную базу. И на всем протяжении этого жизненного цикла важна плотная совместная работа регионального Минздрава, мед. учреждения и поставщика оборудования.

Читайте также  Напиток от алкоголизма alco barrier

Что же происходит на самом деле? Коммерсантам от медицины зачастую важно просто продать дорогой аппарат. А монтаж, наладка, обучение персонала, сервис их уже не волнует. Деньги получены. Для многих чиновников от медицины тоже, видимо, вопрос своевременного запуска не столь актуален. Главное, чтобы не было претензий по самой процедуре закупки. В результате помещение под оборудование не готово, само оборудование в коробках простаивает в ангарах, мед персонал никто не обучает, а онкобольные умирают, не имея возможности получить высокотехнологичную помощь.

Упомянем результаты некоторых торгов по поставкам медтехники.

Так, конкурс на поставку в поликлиники Петербурга 38 рентгенодиагностических аппаратов на три рабочих места прошел в сентябре 2012 года. Закупка осуществлялась централизованно через городскую больницу N40. Тендер выиграло ЗАО «ИнтелМед», однако французские комплексы Stephanix, которые компания поставила в медицинские учреждения, нельзя было использовать, так как уже после закупки выяснилось, что они не сертифицированы на территории России. По словам координатора «Росмедицины» Андрея Пивоварова, это привело к тому, что пациенты вынуждены долго ждать очереди на обследование в рамках обязательного медицинского страхования или проходить его в других клиниках на коммерческой основе. В этой закупке был и еще один интересный аспект: по данным «Росмедицины», ЗАО «ИнтелМед» поставило оборудование с гораздо худшими техническими характеристиками, чем было указано в договоре. Компания предложила не самую низкую цену (460 млн. рублей против 387 млн., которые просил другой участник тендера — ООО «Антей-Мед»). В Петербурге разгорелся скандал. Оборудование с баснословной стоимостью простояло без работы полтора года.

Во Владимирской области разгорелся другой громкий скандал, связанный с закупкой компьютерного томографа для нужд областной клинической больницы. Следователи полагают, что его стоимость была сильно завышена. По данным информационного агентства «Про Владимир», весной этого года администрация приобрела для областной клиники медицинский томограф «Филипс Медикал Системс». Поставщиком выступила компания «БИМК-Кардио-Волга». Стоимость покупки составила 72 303 333 рубля. Правоохранительные органы начали следственные мероприятия, на время которых ни о какой эксплуатации этой «странно» купленной техники и речи быть не могло. Пострадали тысячи пациентов, нуждавшихся в современной КТ.

Вопиющая ситуация сложилась в Вологодской области. До сих пор не смонтированы и не введены в эксплуатацию два линейных ускорителя для лучевой терапии онкобольных, которые были закуплены уже более двух лет назад для областного онкодиспансера и больницы №2 (по 194 и 199 млн. рублей соответственно). Конкурс по закупке был невозможно затянут. Онкодиспансер, к примеру, завысил цену на ЛУ как минимум на 30-40 млн. рублей, а поставщики-конкуренты едва не сорвали торги своими жалобами. Непредумышленная, а, может, и предумышленная волокита местных медицинских начальников в организации конкурсов по закупке ЛУ видна всем. Причина подозрений кроется в их настойчивом стремлении осуществить закупку у «своего» поставщика.

Под «своего» и составлялись технические требования к закупаемым ЛУ и их монтажу. И это в регионе, где смертность от рака превышает любые областные и федеральные показатели!

Только за 9 месяцев 2019 г. количество раковых смертей составило 237 случаев на 100 тысяч населения!

По утверждениям онкологов, главными причинами роста смертности в регионе являются нехватка оборудования и кадров. Имеющееся оборудование давно уже морально устарело и сильно изношено, что приводит к его постоянным поломкам и выходу из строя. Больные раком вологжане ждут помощи, которая никак не дойдет до них из-за каких-то совершенно нелепых, не имеющих отношения к их смертельной болезни причин. Где-то в недрах медучреждений наверняка есть статистика, из которой видно, сколько онкобольных за это время получили следующую стадию рака.

Можно упомянуть многие «странности» и в деятельности компании ООО «МЕДЛАЙН», которая как-то умудрилась выиграть тендеры на поставку оборудования аж в 46-ти регионах. Вот только в большинстве случаев она была единственным участником так называемого конкурса.

И уж совершенно криминальной оказалась история с поставками медоборудования от такого поставщика, как ЗАО «МСМ-Медимпэкс» Дмитрия Балалыкина, фигуранта «дела о томографах». В свое время в Самаре разгорелся очередной скандал, уже который по счету в нашем списке! На момент определения победителя открытого конкурса, было 2 участника, однако одного из них (ООО «Первая медицинская компания»), предложившего оборудование фирмы Varian, неоспоримого лидера в мире в области производства радиологических аппаратов (и это оборудование соответствовало всем требованиям конкурса), с заявкой в 127 млн. рублей по формальным причинам отклонили от участия. Победил по неведомым причинам «МСМ_Медимпекс». Но из-за несоответствия техническому заданию и невозможности интеграции в комплекс радиотехнического оборудования в областном онкодиспансере, проданный им линейный ускоритель Elekta Synergy бездействовал более года. При этом очередь ожидания онкологических пациентов превышала полтора месяца…

Аналогичные скандалы уже отгремели в Кургане, Мурманске, Ульяновске, Смоленске, Кемерове и других региональных столицах.

В Ярославле, Курске и Красноярске закупленное оборудование спешно смонтировали лишь накануне 2020-го года. О практическом запуске и лечении пациентов речи пока не идет. А это снова означает простои и непролеченные больные.

В Екатеринбурге и Белгородской области закупленные ЛУ так и не встали в строй и поныне.

Если региональные минздравы и дальше будут проводить тендеры без учета всей необходимой квалификации и ответственности поставщика, без учета совместимости аппаратов, реальных нужд онкоцентров и уровня заболеваемости в регионе, то эффективность исполнения Национальной онкологической программы 2030 окажется под серьезной угрозой.

Давно уже пора составить список недобросовестных поставщиков, и не допускать их участия в тендерах до тех пор, пока они не исправят допущенных ранее ошибок. Но вот почему региональные чиновники от медицины этого не делают и продолжают работать с ненадежными поставщиками, у которых при ближайшем рассмотрении даже нет специалистов, способных качественно и в срок обеспечить сборку и запуск высокотехнологичного оборудования? Вопрос остается открытым.

Президент РФ в своем послании 15.01.2020 г. высказался и по этому поводу, отметив, что «закупки оказались фактически сорванными, и некоторые чиновники позволяли себе рассуждать так, будто речь шла о закупке канцтоваров: не беда, объявим новые конкурсы».

Так сколько тысяч жизней мы еще должны потерять, чтобы на отечественном рынке медицинского оборудования были востребованы только надежные и ответственные поставщики, а чиновники из региональных минздравов чувствовали бы личную ответственность за свои деяния?

В российских больницах простаивает дорогое медоборудование

20 августа 2015 г. в 14:41

Шеф-редактор: Игорь Клебанский

Что с этим делать и как этому воспрепятствовать? Может быть, уходить от системы госзакупок и переходить на прямой контакт с производителями такого оборудования?

На днях в редакцию «НИ» обратились активисты гражданского движения «Онкоактивность», которые заявили о проблеме простоя медицинского оборудования для лечения онкологических заболеваний в больницах страны. Однако, как выяснили «НИ», эта проблема актуальна не только для страдающих раком людей – дорогие аппараты и приборы различного назначения нередко пылятся на складах, хотя экстренно необходимы пациентам.

В июле управление Росздравнадзора Калининградской области во время проверок обнаружило простой дорогого медоборудования в больницах региона. Результаты проведенного контроля ведомство предоставило «НИ» в ответ на редакционный запрос. Так, в детской областной больнице в результате выхода из строя градиентного усилителя пять месяцев не работает магнитно-резонансный томограф стоимостью 85 млн. рублей. Его поставили в учреждение в 2012 году в рамках региональной программы модернизации здравоохранения. В инфекционной больнице длительное время простаивает ультразвуковая диагностическая система Aixplorer, которой нужен дорогостоящий ремонт. «Имеются случаи, когда оборудование не используется ввиду отсутствия подготовленных помещений, нехватки квалифицированного персонала», – сообщила «НИ» руководитель территориального управления Росздравнадзора Алла Великая. По ее словам, при выявлении подобных случаев ведомство составляет предписания об устранении нарушений и направляет информацию о них в региональные Минздрав и прокуратуру.

К сожалению, проблема простоя дорогостоящего медицинского оборудования, поставленного по процедуре госзакупок и в рамках различных программ по модернизации здравоохранения, сегодня остается актуальной не только в Калининградской области, но и по всей России. Региональные органы прокуратуры и Росздравнадзора постоянно сообщают о новых выявленных нарушениях.

В Крыму в июле стали известны результаты прокурорских проверок, касающихся реализации Программы модернизации здравоохранения республики на 2014–2015 годы в части использования медицинского оборудования при оказании помощи пациентам. Были выявлены многочисленные факты его простоя. Так, более трех месяцев не эксплуатируются аппараты вентиляции легких в Симферопольской городской клинической больнице №7. Очередь на томографическое обследование в Крымском республиканском онкологическом диспансере им. В.М. Ефетова расписана до конца года.

В июне о той же проблеме сообщила прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры. «К примеру, в Октябрьской районной больнице на протяжении более пяти месяцев не введен в эксплуатацию компьютерный томограф в связи с отсутствием специально оборудованного помещения. Факты длительного простоя дорогостоящего медицинского оборудования также выявлены в Лангепасской, Мегионской, Радужнинской и Югорской городских больницах», – сказано в сообщении ведомства.

«В нейрохирургическом отделении городской больницы №3 Ижевска без работы находится эндоскопическая стойка. О причинах сложно судить, но, наверное, это связано с тем, что врачи не обучены на ней работать», – рассказал «НИ» сотрудник данной больницы на условиях анонимности. Ему, кстати, не понятна даже цель покупки этого аппарата, который позволяет совершать набор эндоскопических операций на грудном отделе позвоночника. «Достаточно редкая патология. И набор не весь куплен. Не хватает шлангов для подачи воды (мелочи, но без них не очень удобно). Да и никто не заинтересован в таких операциях. В зарплате разницы нет: располосовать полспины или через мелкие проколы все сделать», – рассказал собеседник «НИ».

Читайте также  Рак матки: клиническая картина и полноценная диагностика

Прокуратура Забайкальского края в феврале выявила факт простоя медицинского оборудования стоимостью 98 млн. рублей. Нарушения обнаружены в «Ожоговом и кардиологическом центре», строить который начали в 2004 году, а в эксплуатацию не ввели до сих пор. В 2012–2013 годах на объект приобрели 10 единиц медтехники, в том числе компьютерный томограф и рентген-диагностический комплект. Оборудование было смонтировано, однако простаивало из-за неработающего здания. Позже аппараты перевели на время в городскую больницу №1.

Признают проблему и федеральные органы здравоохранения. Правда, они чаще говорят о низкой эффективности использования медоборудования. «Наши проверки по регионам показали, что в среднем КТ, МРТ-аппараты, ангиографы работают с загрузкой от двух до пяти-семи пациентов в день, притом что их загрузка по всем международным критериям должна быть минимум в четыре-пять раз выше», – сообщила в июне глава Минздрава РФ Вероника Скворцова. А в июле Росздравнадзор заявил, что медтехника, на покупку которой в 2006–2012 годах государство потратило более 400 млрд. рублей в рамках нацпроекта «Здоровье» и реформы обязательного медицинского страхования (2010–2012 годы), используется в больницах недостаточно эффективно. Тогда Вероника Скворцова назвала несколько причин, в том числе несовершенную логистику направления пациентов на исследования и нехватку квалифицированного персонала.

Кстати, проблема не исчезает из года в год. Сообщала о ситуации в первом полугодии 2014 года Генеральная прокуратура РФ: «Некоторые медицинские учреждения по-прежнему неэффективно используют дорогостоящее медицинское оборудование, допуская его простой и несвоевременный ввод в эксплуатацию. Это происходит в том числе из-за отсутствия у медицинского персонала необходимых навыков и несвоевременного ремонта оборудования (республики Карелия, Саха (Якутия), Чувашская Республика, Забайкальский, Красноярский, Приморский края, Амурская, Архангельская, Вологодская, Магаданская, Мурманская, Нижегородская, Оренбургская, Псковская, Сахалинская, Ульяновская области и др.)». Вдобавок к этому в 2014 году в стране была завершена Государственная онкологическая программа, на которую было потрачено 47 млрд. рублей. Большая часть этих средств ушла на закупку передового медицинского оборудования. Но на сегодня, как рассказали «НИ» активисты общества «Онкоактивность», в некоторых больницах оно простаивает. «Оборудование, полученное в рамках Федеральной программы, используется на 15–20% от своих мощностей»,?– уже заявлял главный онколог России Михаил Давыдов.

«Проблема простоя медицинского оборудования – известная и, к сожалению, довольно распространенная», – сказал «НИ» Константин Генин – директор ЗАО «МСМ-Медимпэкс», поставляющего медоборудование в больницы. Один из недавних примеров, по его словам, это Забайкальский краевой онкологический диспансер. «Оборудование было поставлено в установленный срок, в конце 2013 года. Однако весь 2014 год диспансер по различным причинам не был готов начать его использовать – делали ремонты в помещениях под его установку, получали государственную лицензию, разрешение на эксплуатацию. В результате – начали использовать только в 2015 году. Удивительно, что поставщик (связанный жесткими контрактными сроками) привозит оборудование за два-три месяца, и только после этого диспансер больше года занимается тем, чем нужно было заниматься заблаговременно (или как минимум – гораздо оперативнее). Почему это происходит – наверное, лучше поинтересоваться у руководителей подобных медучреждений и региональных органов здравоохранения», – рассказал директор «МСМ-Медимпэкс».

Причин простоя оборудования бывает много, заявила «НИ» директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович. Первая, по ее словам, связана с тем, что при закупке дорогостоящего аппарата не предусматривается бюджет на его расходные материалы и необходимые запчасти. «Они должны финансироваться из тарифов ОМС, но только в случае их цены до 100 тыс. рублей. Таким образом, система обеспечения всего жизненного цикла оборудования остается непродуманной», – объяснила эксперт. Вторая причина, по ее мнению, связана с нехваткой специалистов: «Либо врач был, но уволился, либо его не успели подготовить. Все специалисты лучевой диагностики у нас в большом дефиците». Третья касается специальных условий для установки оборудования, деньги на которое тоже часто заранее не предусмотрены. Четвертая – нет денег на ремонт. Пятая – закуплено несовместимое оборудование.

«Надо уходить от системы госзакупок и начинать покупать услугу по использованию оборудования у производителя. Тогда тот сам будет ремонтировать, закупать расходные материалы и так далее. Я видела уже подобные прецеденты, когда поставщик предоставляет полностью оборудованную операционную, в которой работают врачи», – рассказала г-жа Попович. Она заметила, что оборудование часто морально устаревает за 2–3 года, и в идеале нужно уже покупать новое. Получается, что аппаратов для лечения и так не хватает, а их еще и не используют годами.

Новости Здоровье

20.08.2015

Новости , Кратко , Популярное

Архив
Реформа здравоохранения: В больницах без дела пылится дорогущее медоборудование Нет профильных специалистов, нет нужных запчастей

В российских больницах простаивает без дела дорогое медицинское оборудование, в том числе предназначенное для лечения раковых больных. Об этом заявили активисты гражданского движения «Онкоактивность». Впрочем, наличие этой проблемы признают и сами чиновники от здравоохранения.

Как пишут «Новые известия», проверки, проведенные профильными структурами в разных регионах страны, показали, что зачастую в больницах дорогостоящие медицинские аппараты стоят без дела или пылятся в кладовках. В частности, такие ситуации зафиксированы в Калининградской области, в Крыму, в Югре. Проверки проводили как региональные прокуратуры, так и Росздравнадзор. При выявлении нарушений ведомство составляет предписания об устранении нарушений и направляет информацию в региональные Минздрав и прокуратуру, однако подобных случаев меньше не становится. При том, что очереди на высокотехнологичные медобследования бывают расписаны на месяцы вперед, а цена неиспользуемого оборудования достигает нескольких миллионов рублей. В июле Росздравнадзор заявил, что медтехника, на покупку которой в 2006-2012 годах государство потратило более 400 млрд рублей в рамках нацпроекта «Здоровье» и реформы обязательного медицинского страхования (2010-2012 годы), используется в больницах недостаточно эффективно. «Оборудование, полученное в рамках Федеральной программы, используется на 15-20% от своих мощностей», – заявлял по этому поводу главный онколог России Михаил Давыдов.

Региональные медики говорят, что причина простоя оборудования – отсутствие специалистов, обученных работе с ним, и странные критерии закупки аппаратов. К примеру, рассказал один из врачей, в нейрохирургическом отделении городской больницы №3 Ижевска без работы находится эндоскопическая стойка. «О причинах сложно судить, но, наверное, это связано с тем, что врачи не обучены на ней работать», – отметил врач и добавил, что ему не ясна даже цель покупки этого аппарата, который позволяет совершать набор эндоскопических операций на грудном отделе позвоночника. «Достаточно редкая патология. И набор не весь куплен. Не хватает шлангов для подачи воды (мелочи, но без них не очень удобно). Да и никто не заинтересован в таких операциях. В зарплате разницы нет: располосовать полспины или через мелкие проколы все сделать», – сказал медик.

«Проблема простоя медицинского оборудования – известная и, к сожалению, довольно распространенная», – пояснил Константин Генин – директор ЗАО «МСМ-Медимпэкс», поставляющего медоборудование в больницы. Один из недавних примеров, по его словам, это Забайкальский краевой онкологический диспансер, куда оборудование было поставлено еще в 2013 году, а использовать его начали только в 2015-м.

Причин простоя оборудования бывает много, заявила директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович. Первая, по ее словам, связана с тем, что при закупке дорогостоящего аппарата не предусматривается бюджет на его расходные материалы и необходимые запчасти. Вторая причина связана с нехваткой специалистов, третья касается специальных условий для установки оборудования, деньги на которое тоже часто заранее не предусмотрены. Четвертая – нет денег на ремонт. Пятая – закуплено несовместимое оборудование. «Надо уходить от системы госзакупок и начинать покупать услугу по использованию оборудования у производителя. Я видела уже подобные прецеденты, когда поставщик предоставляет полностью оборудованную операционную, в которой работают врачи», – рассказала Попович.

Ссылки по теме:

Калашников: Минздрав никогда сам себя не высечет >>>

Общественники просят Медведева не расширять запрет на иностранное медоборудование >>>

«Импортозамещение» в медицине – «бред полнейший» >>>

Москва, Зоя Березина

Москва. Другие новости 20.08.15

Маленькая девочка из Петербурга умерла на Кипре от рака крови. Болезнь убила ребенка буквально за несколько дней. / На Южном Урале стартовала вакцинация против гриппа. / Скончался человек, знавший самое сокровенное о Папе Франциске (ФОТО). Духовник понтифика унес тайны с собой в могилу. Читать дальше

При дефиците кислорода в Ростове по вине чиновников простаивает новейшая кислородная станция

Валерий Буштырев наладил производство кислорода, которое потом забросили

Читайте также:

  • Коронавирус на Дону 24 октября: исповедь врача 20-й больницы, где задохнулись пациенты и новые ограничения в Ростове (24.10.2020 22:29)
  • Почему они молчат?: пациенты ростовской 20-ки призвали родственников умерших из-за перебоев с кислородом начать говорить (24.10.2020 19:12)
  • Медик дал показания о мучительной смерти 5 пациентов без кислорода в ростовской больнице (24.10.2020 17:06)

Бывший главный врач ростовского областного перинатального центра, реаниматолог-неонатолог, заслуженный врач России Валерий Буштырев написал письмо в адрес прокурора Ворошиловского района, в котором подробно описал, как на протяжении нескольких лет в Ростовской области строилась работа по продаже кислорода больницам и почему в условиях пандемии возник смертельно опасный дефицит газа.

«Блокнот Ростов» публикует отрывки из письма в связи с неоднозначной ситуацией, сложившейся вокруг ковидного госпиталя при МБУЗ «Городская больница № 20 г. Ростова-на-Дону». Предположительно, там в ночь с 11 на 12 октября возникли перебои с поставками кислорода для общего отделения и палат интенсивной терапии, от чего в результате скончались 11 человек. Всего за те сутки в больнице умерло 13 человек, их смерти обещал проверить Росздравнадзор. Ведь сутками ранее в больнице было пять трупов, а спустя сутки после предполагаемого инцидента — 6.

Читайте также  Лечение зубных каналов: инновационные методы

Валерий Буштырев возглавил Ростовский областной перинатальный центр в 2010 году. Он руководил строительством центра, который создавался для улучшения качества медицинской помощи роженицам и новорожденным, и за короткое время вывел Ростовскую область в лидеры по снижению младенческой смертности.

Перинатальному центру не дали производить свой кислород

В 2017 году перинатальный центр затеял тяжбу с Фондом обязательного медстрахования: медики утверждали, что за 2 года оказали населению услуг на 75 млн больше, чем планировали. В ФОМС факт оказания услуг не оспаривали, но заявили, что рожениц в перинатальном центре принимали сверх отведенных нормативов, и на этом основании платить отказались. У перинатального центра были неплохие шансы на победу в суде: как раз к этому времени Верховный суд определился в своей позиции и постановил, что в подобных случаях страховщики обязаны отдавать деньги медикам — ведь не важно, где эта услуга оказана, главное — что она гарантирована государством, и государство от своих обязательств платить не отказывается. Но незадолго до оглашения вердикта в Ростовском Арбитражном суде, минздрав области разорвал контракт с Валерием Буштыревым. В перинатальном центре после 600 проверок нашли нарушения санитарного режим, а новый главврач Максим Уманский не стал обжаловать спорное решение ростовских судей и требовать с ФОМС деньги, заработанные врачами.

Вскоре после этого в отношении Валерия Буштырева было возбуждено уголовное дело. Его обвинили в незаконном производстве лекарственных средств. Речь шла о медицинском кислороде. Его Буштырев решил производить на базе перинатального центра, для чего даже попросил денег у губернатора.

— Комплекс зданий ГБУ РО ПЦ изначально проектировался под раздачу медицинского кислорода. Однако самого источника кислорода на территории либо в помещениях ГБУ РО ПЦ предусмотрено не было несмотря на прогнозируемую потребность в больших объемах медицинского кислорода при вводе центра в эксплуатацию, — рассказывает врач. — По непонятным причинам оборудованием для производства кислорода перинатальный Центр оснащен не был, однако уже на стадии строительства от зданий перинатального центра к находящемуся напротив, по адресу: ул. Бодрая, 88/35 МБУЗ БСМП-2 были протянуты магистральные трубопроводы для подачи газообразного кислорода.

В открытии центра принимал участие губернатор, он же выделил деньги и на кислородную станцию.

Буштырев подозревает, запланированная кислородная станция в Перинатальном центре исчезла не просто так — бюджетное учреждение готовили привязать к частному монопольному поставщику кислорода.

Поставляло кислород для БСМП-2 и Перинатального центра ООО «Оксиген», расположенное на территории больницы. По данным сервиса kartoteka.ru, с 2010 года ООО принадлежит Жанне Гомелаури. Главные партнеры предприятия — БСМП-2, Перинатальный центр и Городская больница № 20, контракты с ними составляют соответственно — 55, 7 и 76 млн рублей. Примечательно, что владелицей «Оксигена» Гомелаури стала в тот же день, когда приобрела компанию «Крит» (розничная торговля в неспециализированных магазинах) — 26 марта 2010 года. А до этого треть «Крита» принадлежала заместителю главного врача БСМП-2 Олегу Столярову. «Крит» так же занимается продажей медицинского кислорода.

Буштырев говорит, что как главный врач не был доволен сотрудничеством с «Оксигеном».

— ООО «Оксиген» действуя как недобросовестный поставщик постоянно повышало цены и грозило учреждению отключением кислорода, — вспоминает он. — Стоит добавить, что минздрав Ростовской области не озаботился тем, чтобы с должной степенью осмотрительности сэкономить бюджетные средства и организовать производство кислорода на территории перинатального центра, которое бы, к слову сказать, возможно покрыло потребности в кислороде не только Перинатального Центра, но и других учреждений здравоохранения (как это сейчас происходит за счет коммерческой деятельности ООО «Оксиген» и других коммерческих организаций).

В этой неосмотрительности заслуженный врач России, реаниматолог — неонатолог видит причины разрушения системы обеспечения кислородом большинства ростовских реанимаций. В погоне за монополизацией поставок всех и всего чиновники не учли, что монополия неизбежно ведет к снижению качества продукта или услуг. Предчувствуя это, Буштырев добился и построил кислородную станцию в перинатальном центре. За что едва не сел в тюрьму.

В 2018 году в отношении него было возбуждено уголовное дело за то, что он, якобы, производил кислород для нужд перинатального центра, но не зарегистрировал его как лекарственное средство. Врачу и его адвокатам удалось убедить следователей, что законодательство не требует таких мер, если предприятие не торгует кислородом, а использует его для своих нужд. Следствие длилось год и в итоге было прекращено, Валерию Буштыреву правоохранители принесли публичные извинения.

Министр Татьяна Быковская пошла на конфликт с Буштыревым и добилась его увольнения

Однако, конфликт с региональным минздравом дал о себе знать: опытный реаниматолог, обладатель грамоты, подписанной Путиным, даже в разгар эпидемии не может найти себе работу в Ростове. И ладно бы только он: жертвой его незаконного уголовного преследования стала та самая воздухоразделительная установка для производства жидкого и газообразного кислорода (в том числе медицинского) и жидкого и газообразного азота Аж-Кж-0, 06-1 в блочно-модульном исполнении, купленная на бюджетные деньги для перинатального центра.

— В 2014 году установка стоила 16 410 000 рублей, — говорит Буштырев. — Она позволяет производить кислород в промышленных масштабах (в т.ч. помещения его в емкости).

Буштырев говорит, что установка в Перинатальном центре до сих пор не работает. Прекращение его уголовного преследования никак не повлияло на новое руководство Центра: оно по-прежнему покупает кислород у «Оксигена».

— Перинатальному центру было разъяснено, что медицинские учреждения, производящие кислород для собственных нужд, руководствуются разъяснениями Минпромторга, содержащимися в Письме от 18. 12. 2014 № ЦС-21249/19, в котором указано, что в соответствии с частью 5 статьи 45 федерального закона от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» запрещается производство лекарственных средств, не включенных в государственный реестр лекарственных средств, без лицензии на производство лекарственных средств, с нарушением правил организации производства и контроля качества лекарственных средств, утвержденных приказом Министерства промышленности и торговли Российской Федерации от 14 июня 2013 г. № 916 «Об утверждении правил организации производства и контроля качества лекарственных средств» (правила надлежащей производственной практики), выполнение которых является лицензионным требованием при производстве лекарственных средств. В соответствии с приложением № 6 к указанным Правилам получение и обращение медицинских газов в медицинских организациях, если такой процесс не является промышленным производством, не подпадает под действие указанных правил, — цитирует выдержку из постановления о прекращении своего уголовного дела Валерий Буштырев.

В декабре прошлого года назначенный вместо Буштырева главный врач ШБУ РО ПЦ Уманский говорил о возобновлении работы кислородной станции, но по факту Центр уже два года закупает кислород у сторонней компании в Волгограде. Впрочем еще в марте 2019 года Уманский рассказывал, что эксплуатировать кислородную станцию попросту невыгодно.

Сменивший Буштырева Максим Уманский решил, что кислородная станция невыгодна больнице

— Мы не используем станцию из-за того, что соответствующей лицензии у нас нет, а ее получение в нынешних условиях не имеет экономической целесообразности, — приводит слова Уманского портал Medvestnik.ru. — Потребность клиники в медицинском кислороде составляет примерно три кубометра в месяц, которые обходятся нам в 45 тыс. рублей. При этом на персонал, который занимался содержанием и обслуживанием кислородной станции (а это 12 человек), уходило до 1,7–1,9 млн рублей в год в виде зарплат и иных обязательных платежей.

— Дорогостоящее оборудование простаивает, приходит в негодность вот уже без малого два года, а ГБУ РО ПЦ несет необоснованные расходы на приобретение продукта, который вполне можно производить самим. По факту более 16 миллионов бюджетных денег потрачены необоснованно, — пишет в своем обращении на имя прокурора Ворошиловского района Валерий Буштырев.

С началом пандемии власти Ростовской области пообещали открыть в регионе более 2600 коек, подготовленных для больных коронавирусом. Министр здравоохранения Татьяна Быковская 15 октября признала, что «на 100% обеспечены кислородом лишь 70% коек». Седьмого октября губернатор области Василий Голубев заявил, что выделяет из бюджета области дополнительно 24 млн рублей на закупку кислородных концентраторов. В июле Ростовская АЭС получила лицензию на выпуск медицинского кислорода, осознав критическую ситуацию с поставками газа больницам — и это было задолго до начала второй волны пандемии, обещающей региону куда большие потери.

Валерий Буштырев уверен, что трагедии в 20-ке можно было избежать

По состоянию на 25 октября, в Ростовской области заражены 28 440 человек, прирост за сутки уже превышает весенние показатели, когда по всей стране были введены беспрецедентные меры самоизоляции. С начала пандемии от коронавируса на Дону умерло 734 человека, при этом, чиновники до сих пор не предоставили СМИ точное количество людей, умерших от вирусной пневмонии, количество случаев которой так же возросло в два раза по сравнению с прошлым годом. На аппаратах искусственной вентиляции легких сейчас находится 173 человека в ковидных госпиталях, сколько в больницах для пациентов с вирусной пневмонией (под них отданы четвертая, шестая и седьмая горбольницы) — не известно. Очевидно, что сотни больных нуждаются в неинвазивной кислородной поддержке, и фактически все эти жизни сейчас зависят от того, вовремя ли приедет к больнице машина с кислородными баллонами, купленными за сотни километров при простаивающем готовом оборудовании в Ростове.

Елена Романова, специально для «Блокнот Ростов»

Присылайте свои новости, фото и видео на номер +7 (938) 107-87-80 (Viber, WhatsApp). Звоните, если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: